Меню

Собака прыгающая с парашюта

Собаки-парашютисты

Собака сопровождает человека на земле, вытаскивает из воды и находит под завалами. А знаете ли вы, что это еще не все, на что способен четвероногий друг? Экспедициям, застрявшим в снегах, куда не может сесть ни один самолет приходят на помощь собаки-парашютисты!

Да, да! Именно так. Впервые обучил собак прыгать с парашютом и предложил использовать в качестве спасательной команды — Джон Зартмен, обучавший своих собак на полуострове Лабрадор. И если требовалась помощь потерпевшим крушение в Арктических снегах летчикам, или заблудившейся экспедиции, на место происшествия высаживался десант ездовых собак. Вместе с ними доставлялись сани, упряжь, продовольствие, медикаменты и вожатый.

Таким образом, попавшие в беду люди вызволялись из ледяного плена, ведь для собачьих упряжек нет непроходимых дорог. Сильные, выносливые, бесстрашные и прекрасно ориентирующиеся на местности, ездовые собаки, были в то время единственным шансом потерпевших добраться к ближайшему населенному пункту и получить необходимую помощь.

Специально обученные собаки не боятся высоты, умеют приземляться без травм и даже самостоятельно «гасить» парашют! Для этого, приземлившись, собака ложится на купол, подмяв его под себя, где и дожидается своего вожатого.

В наше время, когда появились вертолеты, способные совершать посадку практически в любом месте, собак все реже используют в качестве спасательного транспорта. Но собаки-парашютисты способны нести и иную службу.

Американский отряд «Дельта», одним из первых в мире, взял собак на вооружение. Четвероногий десант активно использовался военными. Затем несколько собак-парашютистов были приобретены британской воздушной службой, для проведения военных операций в Афганистане и Ираке. Собаки отлично зарекомендовали себя в качестве бойцов спецподразделения.

Собаки-парашютисты и сегодня состоят на службе многих стран. Были изобретены дыхательные аппараты, позволяющие десантировать собак с высоты до трех километров, что значительно расширило область использования друзей человека. Собака либо прицепляется к кинологу с помощью специального устройства, наподобие «кенгуру». Либо высаживается с индивидуальным парашютом.

Четвероногий десант, вместе с бойцами спецподразделения, обезвреживает террористов, патрулирует населенные пункты, разыскивает наркотики и взрывчатку. Собаки обучены бесшумно передвигаться, способны незаметно подкрасться и задержать нарушителя. Оснащенные видеокамерами и одетые в бронежилет, они высаживаются в непосредственной близости от места дислокации мятежников и ведут видеосъемку, что существенно облегчает штурм объекта боевыми подразделениями.

Но и это еще не все! Собаки прыгают с парашютом и в мирное время, сопровождая хозяина в воздухе. Чемпион мира по прыжкам с парашютом Андрэ Сюир, первым взял собаку на самолет, в качестве компаньона. Для Нарцисса, бельгийского гриффона, был создан специальный парашют, который соответствовал весу собаки и позволял спускаться на скорости три-четыре метра в секунду. Парашют был успешно испытан на манекенах и Андрэ рискнул испробовать его на своей собаке. Нарцисс не выказывал страха высоты и даже с любопытством выглядывал из открытой двери самолета.

Во время прыжка, гриффон вел себя спокойно. Мягко, без кувырка приземлился. Таким образом он совершил двадцать два прыжка и стал кумиром публики. Нарцисс всегда принимал участие в показательных выступлениях, вызывая небывалый интерес публики!

Требования к собакам, отбираемых для обучения десантированию предъявляются очень жесткие. И не просто так. Собака, приземлившись, должна сразу же начать работать. Только имеющие очень сильную нервную систему собаки, проходят отбор.

Вот такие они, наши четвероногие друзья. Не каждый человек способен преодолеть страх высоты и шагнуть в бездну. Насколько собака должна доверять людям, чтобы спрыгнуть в невероятной высоты, презрев инстинкт самосохранения. А ведь собака даже не знает, есть ли за спиной парашют, она просто верит.

А вы бы хотели спрыгнуть с парашютом, вместе со своей собакой? Каково ваше отношение к использованию собак в подобных целях?

Источник

Собаки-парашютисты во время Второй мировой войны

Знаете ли вы, что существовали собаки парашютисты? И один из этих псов-парашютистов стал настоящим героем войны. Его звали Бинг, и он был в составе 13-го парашютного полка военно-воздушных сил Великобритании во время Второй мировой войны. Отважная и прекрасно обученная собака, которая в 1944 году участвовала в десанте в памятный день высадки в Нормандии. Мы расскажем вам как это было.

Уже в 1943 году британский премьер-министр Уинстон Черчилль и американский президент Франклин Рузвельт решили, что единственная возможность переломить ход войны — это спланировать и осуществить высадку союзнических войск в Нормандии. Это было необходимо чтобы начать освобождение Европы от фашистских захватчиков.

В составе британских войск того времени уже существовало небольшое подразделение собак-парашютистов, которые могли быть полезны для осуществления этих планов. Этот отряд состоял всего из трех фантастических собак: Бинг, Монти и Рани. Они прошли серьезную подготовку, необходимую для обнаружения мин и взрывчатых веществ. И не только это. Их также использовали как охранников и курьеров. Сильные животные, которые не боялись звуков войны — взрывов и выстрелов.

Их тренировка была очень эффективной и интенсивной, особенно это касалось прыжков с парашютом.

Обычная тренировка для собак-парашютистов начиналась с долгого полета в кабине самолета. За это время они привыкли к звукам двигателей и к высоте.

Затем была самая сложная часть подготовки – прыжок с парашютом. Их наградой и поощрением была любимая еда, которую они получали, когда приземлялись.

Говорят, что животные так привыкли к прыжкам, что казалось, даже веселились, выполняя эти тяжелые упражнения.

Они стали идеальными четвероногими солдатами, которые были частью армии, участвовавшей в десанте в Нормандии 6 июня 1944 года.

Десант 6 июня 1944 года

13-й парашютный полк воздушно-десантных войск Великобритании в этот день вылетел со своей базы и в их составе были и три наших главных героя: Монти, Рани и Бинг.

Служба Бинга особенно замечательна, из всех трех он был единственным, кто выжил и совершил множество подвигов.

С самого начала операции он попал в очень тяжелую ситуацию. Его парашют зацепился за дерево, и он был ранен. Но ему помогли солдаты–парашютисты из его полка, которые вовремя это заметили. Несмотря на то, что он получил ранение, Бинг сумел сделать то, чему его обучили. В тот день он обнаружил множество мин и даже спас своих спутников от засады.

Если вы спросите о двух других собаках, то к сожалению, их судьба была гораздо хуже. Монти был сильно ранен, а Рани исчез в середине боя.

Но великолепный Бинг с честью выполнил свой долг. Позже он был награжден медалью Марии Дикин, наградой, которой британское правительство награждает животных за их действия во время войны. У него была долгая и счастливая жизнь, он участвовал в других битвах, пока не умер в преклонном возрасте в 1955 году. Если вам интересно узнать, где его похоронили, то вы должны отправиться в Лондон. Его статую можно увидеть в Музее парашютно-десантных войск. Вся его жизнь была посвящена армии, где он стал настоящим героем.

Грустно, что мы, люди, должны использовать даже животных в наших бессмысленных войнах.

Источник

Четвероногие парашютисты

В истории развития отечественного парашютизма много необычных страниц, одна из них например, прыжки. животных.

Читайте также:  Собака проглотила полиэтилен что

Так, на празднике, посвященном Дню Воздушного Флота СССР, 18 августа 1934 г. в Тушине демонстрировался спуск под куполом. свиньи, веселившей публику своим визгом.

Почти на каждом аэродроме у авиаторов были любимые собаки, которые всегда провожали их в небо и встречали на земле. Многие парашютисты, хотели, чтобы их любимцы вместе с ними познали прелесть прыжков. Для этого они изготавливали специальные подвесные системы и парашюты, на которых потом сбрасывали своих четвероногих друзей.

Однако бывали случаи, когда обстановка в воздухе вынуждала произвести незапланированный сброс животного на парашюте. Такой случай описан в книге В.Б.Казакова «Бесшумный десант». Произошел он в годы войны в Саратовской военной школе планеристов — десантников. У курсантов был пес по прозвищу Барбос, которого они иногда брали в тренировочные полеты на десантном планере. Как-то аэропоезд, вместо обычных 300-400 м, набрал высоту 3000 м. Собаке стало плохо. И тогда один из инструкторов нашел выход. Накануне с планера производились тренировочные прыжки и в кабине осталось несколько пристрелочных парашютов. Один из них он быстренько привязал к Барбосу и со словами: «Пошел, милый!» — выбросил его в открытую дверь. Курсанты конечно грустили, думая, что пёс разбился. Каково было их удивление, когда через несколько дней, преодолев добрую сотню километров, худой и облезлый Барбос вернулся на аэродром вместе с привязанным к нему парашютом. На радостях один из курсантов прикрепил к ошейнику любимого Барбоса свой значок парашютиста.

В предвоенные годы сброс животных осуществлялся не только с развлекательной целью, но и для решения специальных задач, в том числе военных. Этими вопросами занималась в основном, организация, которой руководил известный военный летчик, парашютист и изобретатель П.И. Гроховский.

Талантливый конструктор и лётчик — Павел Игнатьевич Гроховский (про него возможно будет сделан отдельный пост)

Конструктор высказал мнение о возможности доставки по воздуху в тыл противника и сброс на парашютах собак — подрывников для разрушения важных объектов (мостов, железнодорожного полотна, нефтяных вышек и т.п.). Он разработал и изготовил специальный контейнер. Грузовой его отсек представлял собой овальный цилиндр, к которому с одной стороны крепился парашют, а с другой набивной амортизатор. В нем имелся посадочный люк, закрывавшийся створкой с замками. Собака укладывалась в контейнер, створка закрывалась, и он подвешивался на наружные балочные держатели на крыльях. Легкий разведчик (типа П-5) мог одновременно взять до 6-ти таких контейнеров, размером 350 x 450 x 1680 мм, весом до 30 кг.

Самолёт П-5 с кассетами Гроховского

Для собак сделали сбрасываемое наспинное седло с подрывным зарядом. В районе, где находились запланированные к уничтожению объекты, лётчик производил сброс. После приземления контейнера на парашюте автоматически открывалась его створка, собака вылезала и убегала на поиск нужной цели. Например, если собака была обучена подрыву железнодорожного полотна, то она выбегала на путь между рельсами и дернув зубами за специальную лямку, сбрасывала седло с зарядом и убегал прочь. Далее срабатывало специальное устройство и через заданный промежуток времени происходил взрыв.

Для отработки таких задач у Гроховского было несколько животных, одна из которых немецкая овчарка Нерон, жила у него дома. Жена Гроховского в споминала, что на счету Нерона было около 20 экспериментальных прыжков.

Сброс собак в таких контейнерах впервые показали на авиационном празднике в Тушине 18 августа 1935 г. Вот как описывал это событие журнал «Самолёт»: «Над полем звено самолетов П-5. Под крыльями автоматические кассеты со служебными собаками. Вспыхивают белые купола парашютов, и псы совершают спокойный спуск, но столкнувшись с землей, они с большой энергией выбираются из кассет и удирают по полю под веселый смех зрителей».

Такие собаки — подрывники, вероятно могли оказать помощь нашим войскам в разрушении коммуникаций в глубоком тылу противника в годы Великой Отечественной войны, особенно в местах, где не было партизанских баз, или непосредственно на территории противника. К сожалению, в конце 1937 г. институт, в котором работал Гроховский, был закрыт и работы в этом направлении прекратили.

Собаки у Гроховского принимали участие не только в прыжках с парашютом. Их он использовал и при изучении других средств десантирования. Так, при разработке авиабусов для беспарашютного десантирования войск с бреющего полета, первыми испытали новое устройство наши верные четвероногие друзья. Сброс осуществили с самолета ТБ — 1 с высоты 5-ти метров. Когда после приземления авиабуса открыли дверцу, аэродромный пёс по кличке Куцый, живой и невредимый, выскочил из него и бросился наутек, чтобы, видимо, избежать нового прыжка.

Авиабус — контейнер на колёсах который подвешивали под самолетом, внутри авиабуса помещались люди и грузы. Для выброски требовался ровный участок местности. Летчик должен был низко опустить самолет и с высоты двух-трех метров сбросить авиабус. Тот стремглав помчавшись по земле, постепенно замедлял ход и останавливался.

После этого П.И. Гроховский и его заместитель И.В. Титов сами приняли участие в испытаниях и доказали безопасность нового способа десантирования при помощи авиабуса.

Эстафету от Неронов и Барбосов приняли Белки и Стрелки, возвратившиеся на землю после полетов в космос на парашютах.

ВСЕМ УДАЧИ И ЧИСТОГО НЕБА НАД ГОЛОВОЙ!

Найдены возможные дубликаты

Авиация и Техника

5.5K постов 12.1K подписчика

Правила сообщества

Были еще авиадесантируемые бобры и летучие мыши.

Просто очень хотела полежать в кроватке

Щенята

Щенки в поисках любящих семей

Жила-была собака. Любимая ли, красивая ли, здоровая ли — нам неизвестно. Хотя в первом я очень сомневаюсь. Жива ли она сейчас.

А собачий человек тоже жил, только вот хорошим он не был почему-то.

А ещё были щенки. 8 крошечных пушистых малышей с горячими сердечками, которых лишили детства, лишили материнского тепла, лишили самого ценного и дорогого — дома, любви, возможности выжить.

И просто выкинули умирать от голода и холода на улицу, посреди огромного, безразличного к их беде мира.

Но были другие люди, хорошие. И были возможности.

Эту возможность им подарили люди, которые не прошли мимо чужой беды.

На момент написания поста наша статистика выглядит так: 4 детей уехали в новые дома, 2 ушли на радугу и еще 2 ищут дом.

Фёкла — умница, красавица, максимально спокойная и адекватная собака. Вырастет очень красивой и послушной.

Настасья — любительница суету навести, пискля, крайне деловая и сообразительная.

Собаки будут крупными, поэтому в идеале мы ищем им ручки в частном секторе, но готовы рассмотреть и другие варианты.

Дети отдаются с ненавязчивым дальнейшим отслеживанием судьбы, они нам слишком дороги, чтобы просто отдать и забыть.

Кушают паштет РК Стартер и молочко, на днях начнут осваивать новые горизонты в виде сухого корма.

Сейчас щенам идёт четвертая неделя, кушать им достаточно 4 раза в день на этом этапе.

Давайте поможем малышам встретиться с их человеком, пожалуйста. И со всем справиться.

Мы же справимся, правда?

Лиза в поисках любящей семьи!

Скромная, нежная Лиза в поисках дома!

Ненавязчивая домашняя девочка. Может терпеть 2 х разовый выгул, была бы её воля — вообще-бы не гуляла. На улице спокойно гуляет по своему маршруту. Осторожна с чужими людьми. С собаками -мир,Но сама не подойдёт первая знакомится. Любит почесушки, вкусняшки . К кошкам равнодушна. Любопытство к ним прошло.

Читайте также:  Собаки для мужчин пенсионеров

Лиза мечтает о своей семье.

Собака Пиф

Когда я была маленькая, у меня была собака. Точнее, когда собака уже была членом нашей семьи, завели меня. Ладно, по-порядку.

Той-терьера Пифа привёз из Днепропетровска брат бабушки в подарок. В те времена той-терьеры не были ещё дрожащими собачьими недоразумениями, падающими в обморок от проехавшего автомобиля, а вполне себе охотничьими собаками. Только маленькими. Впрочем, когда трехмесячного Пифку привезли домой, он целиком помещался в варежке, это было не очень очевидно.

Пиф довольно быстро проявил характер и поработил нашего старого добродущного дворнягу Петрушу. Тот снисходительно и даже с умилением терпел набеги Пифа на свою миску и то, что мелкий использовал его как кровать. Помимо этого, Петруша научил тоя важным собачьим вещам — где и как гулять, что и где вынюхивать, ну и всякое такое. Пиф довольно быстро освоил поводок, принял как неизбежное необходимость мытья лап после прогулки и определил свое собственное понимание иерархии в нашей семье или стае. Дедушка был Главный: царь, бог и воинский начальник. Бабушка была главной кормительницей. Петруша этаким старшим приятелем Моя мама была. Даже не знаю.. Подружкой? Сестрой? Партнёром по играм? В общем, маму он просто обожал всей силой своего маленького сердца.

Это была его стая, семья, как хотите. .

Помимо стаи были Друзья — друзья и родственники человеческих членов стаи, проверенные и обнюханные многократно. Их можно было впустить домой без дополнительной команды и даже позволить себя гладить и брать на руки (строго дозированно). Ещё были Знакомые. Этих можно было впустить в дом по команде хозяев. Рычать и лаять не следовало, но их надо было ПОДОЗРЕВАТЬ. Вот сидеть или лежать в углу и подозревать, внимательно следя за их поведением. Если эти знакомые ходили по квартире, то их было обязательно сопроводить и продолжать подозревать. Ну, ещё были, конечно, Всякие. Это те, кто не родственники и не знакомые. Ходят тут.. Лаять и кусать их не разрешается, но пусть только попробуют зайти без разрешения хозяев в дом!

Эта классификация в Пифа образовалась не сразу. По мелкому возрасту он пытался воевать со всеми, кто не стая или Друзья, но,как только песель подрос, дед авторитетно постановил: «собака должна пройти обучение» Пиф честно отучился и сформировал свое видение мира. Он не лаял попусту и не проявлял агрессии, строго выполнял команды, но по его морде было видно, как он не одобряет Всяких и крайне подозревает Знакомых.

А вот Всякие лезли и вторгались в приватное пространство Пифа. Каждая поездка на дачу не обходилась без того, чтобы в поезде не начинали сюсюкать с «маленькой собачкой» и не возмущались, зачем на такую пёсеньку надели намордник (разумеется, во всех общественных местах Пифка был на поводке и в наморднике, это не обсуждалось). После таких тирад обязательно тянули руки потискать и погладить. Пёсенька делала короткий, но громкий клац зубами в наморднике у тянущихся ручек, после чего шаловливые ручки убирались, а сюсюканье прекращалось.

Намного хуже приходилось тем, кто заходил к нам на дачу без разрешения. Собак молча наблюдал за проходящими за воротами, несколько раз гавкал, если стучали в калитку, подавая сигнал хозяевам, молча сопровождал (конечно, подозревая), приглашённых войти. Но вот если хозяева не отзыввлись, а визитер игнорировал лай «шмакодявки», пёс переходил в боевой режим, который, несколько раз завершался прокусанными насквозь икрами у незадачливых визитеров. Ибо частная территория — это святое.

Пифу было десять, когда умер Петруша, его старший друг. Взамен хозяева завели меня. Времена были советские, где все, окружающее ребёнка надо было кипятить/стерелизовать/гладить утюгом с двух сторон. Кипятить или гладить утюгом собаку не стали, поэтому дверь в нашу комнату закрыли и пса не пускали. Это была обида. Нет, обидища. Пиф горестно выл два дня. На третий, бабушка-инфекционист сказала вымыть всего пса с хозяйственным мылом и пустить. Тот зашёл, обнюхал кроватку, запрыгнул, обнюхал меня и улегся в ногах с видом: «Ещё вопросы есть?»

С того момента я в Пифкиной иерархии стала щенком, в воспитании которого он принимал деятельное участие. Поначалу он просто работал на отвлечение, чтобы я не ревела во время купания, массажа и других не любимых процедур. Дедушка его брал на руки, становился в поле моего зрения, а песель добросовестно шевелил ушами, открывал пасть и даже тихонько погавкивал. Это шоу мне не надоедало. Чуть позже, когда дети зачинают все хватить и тащить, Пиф кратко, но доступно объяснил, что такое «личные границы». Если я тискала его слишком сильно или неприятно, он сначала отодвигался. Если я продолжала, то он издавал предупредительный рык. А уж если и это не доходило, то происходил предупредительный кусь. Зубы на мгновение прихватывали руку, но никогда он не повреждал кожу или оставлял малейшие следы. Это было чувствительно, обидно и крайне понятно, что дальше идти не стоит. Мне хватило буквально трех предупредительных кусей, чтобы осознать, что личные границы переходить нельзя. Позже, дальше предупредительного «ррр» никогда не заходило.

С «рррр», кстати, была связана ещё одна история.

Я заговорила очень рано и чисто, но вот звук «р» мне не давался. Тогда решили привлечь испытанного специалиста, СобакаПифа (именно так, в одно слово, я его называла)

Мама объяснила мне, что я уже большая и должна учиться общаться с собакой на её языке, а для этого жизненно необходимо научиться рычать.

Дальше дедушка командовал : «Пиф, покажи Мелиссе, как надо рычать!»

Так и научилась.

Многое ещё можно вспомнить. Пиф, умер, когда мне было шесть. К нему на прогулке подбежал боксер без поводка, молниеносно схватил за шею и придушил. Дедушка не успел отреагировать, хозяин боксера был далеко. Мне долго не говорили, что он умер, сказали, что на даче с дедом. Когда сказали, я проплакала два дня.

Уже давно нет дедушки, бабушки, отца, Пифа. Фотокарточки с ними уже помутнели. Но я перебираю эти черно-белые квадратики и снова возвращаюсь в детство. Счастливое детство, где я бегаю на даче за Пифом, рядом возится на грядках дедушка, а бабушка готовит обед с пирожками, чтобы покормить приехавших маму и папу.

Источник



Рaradogs — собаки-парашютисты

Во время Второй мировой войны британская армия в ходе подготовки к высадке в Нормандии начала эксперимент – тренировку собак-парашютистов. Собаки-десантники учились искать мин, готовились к охране и защите от врага.

Собаки-парашютисты (англ. paradogs — сокращение от «parachuting dogs») были в основном подготовлены 13-тым воздушно- десантным батальоном британской армии. Почти все собаки были кобелям породы немецкая овчарка.

Батальон решил использовать собак в качестве десанта в начале 1944 года, скорее всего потому, что один из унтер-офицеров, Кен Бэйли был ветеринаром, говорит Эндрю Вулхауз (Andrew Woolhouse). Историк-любитель пять лет занимался исследованием собак-парашютистов и изучал записи членов батальона в период до и после высадки в Нормандии.
Бэйли отправился тогда по заданию своего командира в Хартфордшир, где находилась школа, в которой обучались собаки для военных нужд.

Читайте также:  Смешные видики про собак

В 1941 году военное ведомство Великобритании призвало по радио владельцев собак отдать на время в распоряжение армии своих питомцев. Так школа получила первых собак и стала вскоре местом, куда во время войны владельцы привозили своих питомцев.
Среди собак был и двухлетний Брайан. Бэйли писал в своем дневнике в январе 1944 года:
«В Хартфордшире был двухлетний пес по имени Бинг, помесь овчарки и колли. Вообще, его хозяйка Бетти Фетч назвала его Брайан. Он был самым тощим из тех, кого привезли в это время. Из-за того, что военный рацион был слишком скупым, его просто отдали».

Кроме Брайана, которого теперь звали Бингом, Бэйли взял еще две собаки – овчарки Монти и Рэни. Все три собаки были обучены на десантников. Рэни была единственной «дамой» в четвероногом батальоне во время Второй мировой войны.
Обучение начиналось с привыкание к громким звукам. На военной базе в гарнизоне Ларкхилл собак часами держали в больших транспортных самолетах с включенными двигателями. Кроме того, солдат обучали различать запахи взрывчатки и пороха и знакомили с возможными сценариями боя – взятие в плен, проникновение вражеских солдат, перестрелка.
Обучение на земле длилось около двух месяцев. Затем начинался тренинг в небе, выполнение заданий, которые должны были стать отличительным знаком этих собак.

Тот факт, что собаки были такие худые, оказался преимуществом. В ходе учебных прыжков они могли использовать парашюты, предназначенные для спуска велосипедов. Для того чтобы собак еще проще было подтолкнуть к прыжку, им незадолго до этого не давали ни еды, ни воды. Кэн Бэйли вспоминает в своих записях от 2-го апреля 1944 года первый прыжок овчарки Рэни:
«У меня в сумке был корм, примерно два фунта мяса (около килограмма), собака это, конечно, заметила. Мы поднялись в Нетеравоне и приближались к месту высадки, которое находилась всего в двух милях. Я прыгал под номером девять, собака – под номером десять».

«В тот момент, когда самолет замедлился и солдаты готовились к прыжку, собака становилась все оживленнее. Как только зажегся зеленый свет (сигнал к прыжку), она с любопытством наблюдала за тем, как мужчины один за другим исчезали в дыре в самолете. Все это время она находилась на своем месте за моими ногами».

Затем прыгнул Кэн Бэйли – вероятно, будучи уверенным в том, что два фунта мяса заставят собаку прыгнуть за ним из самолета.
«После того как мой парашют раскрылся, я повернул лицо в сторону самолета. Собака находилась в 30 метрах от меня, немного выше. Она смотрела несколько озадаченно, но без страха. Я выкрикнул ее имя, она тут же посмотрела на меня и стала энергично вилять хвостом. Она приземлилась примерно на 25 метров раньше меня. Я тут же побежал к ней, отвязал и дал корм».
Прыжок, приземление, лакомство. С каждым последующим прыжком собакам все больше нравилась их работа.

Иногда они с готовностью давали своим товарищам сбрасывать себя из самолета, иногда прыгали сами в никуда. Их парашюты открывались автоматически.
Потом наступил день, к которому собаки так долго готовились.
В «День Д», 6 июня 1944 года, в 23.30 самолет 13-го батальона направился в сторону Франции. Команда десантников прибыла в Нормандию в 1:10, опоздав только на 30 секунд. На борту самолета находилось 20 мужчин и одна собака – Бинг. Рэни и Монти находились в других самолетах.
Казалось, все идет по плану – до того момента как открылся люк. Вокруг самолета раздавались звуки разрывающихся снарядов, небо от залпов было окрашено в желтый цвет.
Бэйли и его ученик Бинг были последними в очереди на прыжок. Но после того как Бэйли прыгнул, четвероногий ученик незадолго до прыжка остановился и забился в фюзеляж.

Как следует из записей, человек, находившийся на борту и ответственный за высадку солдат, поймал собаку и выбросил ее из самолета. Но и сам полет Бинга был не таким гладким, как на тренировках. Еще до того как ступить четырьмя лапами на европейскую землю, он вместе с парашютом застрял на дереве, где провел двенадцать часов, прежде чем его нашли коллеги. Бинг отделался несколькими царапинами.
Впоследствии Бинг оказался очень полезным, прежде всего, при обнаружении мин, писал солдат 13-го батальона. Он оживленно обнюхивал места в течение нескольких секунд, потом садился, смотрел на своего тренера с выражением самодовольства и ожидания одновременно и ждал вознаграждения.

Бинг и его четвероногие коллеги чувствовали приближающихся или сидящих в окопах немцев задолго до того, как это замечали сами солдаты. «Они спасли многим союзникам жизнь», — писал один солдат.
Свою собственную жизнь они не всегда могли защитить. Монти был тяжело ранен во время высадки в Нормандии, Рэни была потеряна вскоре после ее приземления в Нормандии, и ее больше никогда не видели. К батальону вскоре присоединились две немецкие овчарки, которые быстро сдружились с Бингом.

Пес Роб совершил 20 прыжков с парашютом и участвовал в высадке в Северной Африке. Награжден медалью Дикин.

Бинг выжил и даже получил орден. Медаль Марии Дикин — самая высокая воинская награда в Великобритании для животных. Она выдается благотворительной организации помощи животным PDSA.

Бетти Фетч и Брайан встреча после войны. 1947 год

Когда Бинг умер в 1955 году, его похоронили на почетном кладбище для животных к северо-востоку от Лондона. В музее истории воздушно-десантных войск в Даксфорде находится изображение четвероногого героя – с парашютом за спиной и почетной медалью. «За мужество» и «мы тоже служим» — написано на медали.

Никто точно не может сказать когда началось использование собак на парашютах вот на этом фото датированным 1920 — 24 годом изображена собака с парашютом.

Собака Джеф, фото из архива Библиотеки Когреса Погибла в 1924 году по причины отказа парашютной системы.

В Советском Союзе разрабатывались вот такие капсульные системы десантирования четвероногих бойцов.

Здесь сержант морской пехоты выпрыгивает из самолета с собакой Lobo во Вьетнаме , в августе 1968 года .

Сержант и его пес Лобо в небе над Вьетнамом.

Сержант . Майкл Хайл со своей собакой » Ронни » , пятьсот пятьдесят четвёртый полк военной полиции, в настоящее время поднят в UH — 60 ( Blackhawk ) вертолета во время тренировочного полета 15 июля возле аэродрома Баграм , Афганистан . ( Армии США фото СТС . Aubree Рандл )

Немецкие десантники с собаками веревке с вертолета во время учений войск на 7
июня 2006 года в Мерциге , Германия.

Тренировочные прыжки десатников с собаками

А еще есть и коты парашютисты 🙂

Не поверили? И зря!

Источник