Меню

Как собака показывает свой характеристики

Как собака показывает свой характеристики

Телефон:
+7(495)744-14-05
+7(495)744-14-06
+7(495)777-41-64

Факс:
+7(495)744-14-05

Видео-ролики
Е.Н. Мычко «Поведение собаки»

ОСНОВНЫЕ ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СОБАКИ, ЗНАЧИМЫЕ ДЛЯ ВЛАДЕЛЬЦА

Представляется полезным создать такой перечень: ведь, выбирая собаку, человек разумный прежде руководствуется тем, как она будет себя вести, чему ее можно научить, и лишь во вторую очередь учитывает экстерьер. Обратный подход: по облику – в подавляющем большинстве случаев оказывается неудачным, поскольку владелец приобретает своего рода «черный ящик», из которого сюрпризы сыплются один за другим.

ПОЛОВОЙ ДИМОРФИЗМ ПОВЕДЕНИЯ

Рассматривая поведение собаки, очень часто приходится отдельно говорить о кобелях и отдельно о суках. Это необходимо, поскольку поведение двух полов разнится настолько сильно, что порой кажется, будто речь идет о разных видах животных. Разумеется, подобный диморфизм возник неслучайно. Кобели и суки выполняют совершенно разные задачи в популяции в целом и в своей стае.

Кобели поддерживают территориальную структуру популяции, осваивают новые места обитания, исследуют незнакомые предметы и явления. Им свойственно упорство и любознательность, но одновременно и прямолинейность.

Именно кобели способны распределять в стае жизненно важные ресурсы с минимальными потерями для всех участников. Это им удается благодаря сложной иерархической системе. Сама же система иерархии работает, опираясь на развитый «язык» демонстративных поз, жестов, дистантных звуковых и, судя по всему, запаховых сигналов. Таким образом, в норме кобели в своих социальных взаимодействиях высокоритуализированны.

Основная задача сук – рождение и воспитание молодняка, передача традиций стаи. Для достижения этой цели поведению сук приходится быть консервативному по существу, но очень гибкому в методах. В любом конфликте для суки важно не самоутверждение, но достижение цели. Именно поэтому при высоком уровне агрессивности суки не склонны идти напролом, для них гораздо важнее сохранить себя, в ряде случаев эту задачу они могут решить и ценой жизни щенков. С точки зрения сохранения вида это решение безупречно: здоровая половозрелая сука принесет помет щенков самое большее годом позже, тогда как изувеченная, скорее всего, не сможет родить либо вырастить потомство.

Для сук поддержание иерархической системы никогда не является задачей первоочередной, поведение их гораздо менее ритуально, чем у кобелей.

Различия в поведении полов позволяют осуществлять своеобразное разделение труда. Помимо этого, наличие в стае животных со значительными различиями в стратегии и тактике поведения дают возможность этой стае гибко взаимодействовать с окружающим миром, решать значительный спектр задач.

Однако, по всей видимости, есть еще более глубокие причины диморфизма поведения. Их очень интересно объясняет теория В.А. Геодакяна (по И.К. Акоеву и Л. В Алексеевой, 1985), который подробно исследовал проблему неравноценности полов и показал целесообразность этого явления для существования вида.

В процессе эволюции мужские и женские организмы играют разные роли.

Известно, что на всех этапах онтогенеза смертность самцов выше, чем самок. Несмотря на то что в период эмбрионального развития мужских эмбрионов гибнет больше, чем женских, доля рожденных самцов несколько превышает долю рожденных самок. Однако уже к моменту прекращения молочного вскармливания количество кобелей и сук в пометах уравновешивается.

Анализ пороков развития эмбрионов и новорожденных показал, что для самок характерны пороки атавистического характера, в то время как для самцов – оригинальные пороки, носящие футуристический характер и являющиеся как бы пробами и ошибками эволюции. В следующие возрастные периоды самцы гибнут как от подобных пороков развития, так и вследствие более высокой, чем у самок, активности.

Согласно Геодакяну, женский пол обеспечивает количественную сторону процесса – чем больше самок, тем выше для вида шансы для выживания и размножения. Женский пол сохраняет консервативные программы вида и обеспечивает их передачу потомству. Поэтому биологически выгодно, чтобы женские особи были менее изменчивы и более устойчивы ко всяким воздействиям.

Мужским особям свойственна более высокая изменчивость, которая обеспечивает выживаемость вида и его адаптацию к условиям среды. Самцы первыми реагируют на неблагоприятные воздействия: часть из них погибает, оставшиеся в живых передают свои признаки, оказавшиеся полезными в данных условиях, потомству. Потеря самок сказывается только на возможном числе потомков. Потеря наименее приспособленных к данным условиям самцов способствует изменениям качества потомства в нужном направлении, приносит пользу виду, способствуя его адаптации, обеспечивая эволюцию.

Таким образом, самцы представляют собой как бы модель, на которой природа испытывает различные изменения, могущие иметь значение для эволюции вида. Они представляют лабильную часть популяции, ее передовой отряд, продвинутый далеко вперед навстречу факторам среды. Между ними и золотым ядром популяции – самками – существует определенная дистанция, необходимая для отбора из многих вариантов самцов наиболее удачных и достойных для включения в генофонд вида.

Принимая теорию В.А. Геодакяна и рассматривая диморфизм поведения с этой точки зрения, можно говорить о направлении эволюции поведения собаки. Похоже, что вид развивается в сторону повышения социальности, усложнения структуры стай, увеличения ритуализованности взаимоотношений.

СЛАГАЕМЫЕ ПОВЕДЕНЧЕСКОГО ПОРТРЕТА

Следует подчеркнуть, что «собака вообще» – понятие совершенно абстрактное, хотя бы потому, что у разных пород разное происхождение и разное применение. Вот почему человек, желающий завести «просто собаку», ставит задачу принципиально невыполнимую, с тем же успехом он мог бы говорить о животном вообще. Особенности поведения определяют условия содержания, выращивания, воспитания и дрессировки. Можно возразить: «А как же дворняга – собака без роду и племени, неизвестного происхождения?» Тем не менее даже дворняги не могут претендовать на то, чтобы олицетворять собаку вообще. В их поведении причудливо и непредсказуемо смешаны признаки, характерные для разных групп пород. В том-то и проблематичность использования дворняжки для сколько-нибудь серьезных целей, что поведение ее непрогнозируемо, а столь известная сообразительность направлена прежде всего на удовлетворение собственных нужд.

Породы собак классифицируют самыми разными способами: по происхождению (группа пород), по пользовательным качествам (для охоты, розыска, работы по человеку), комбинируя эти характеристики. Выбор по пользовательным качествам более практичен, поскольку вынуждает будущего владельца сформулировать, что же он хочет от собаки, но тоже достаточно ограничен, поскольку, помимо рабочих качеств, есть и иные особенности поведения. Кроме того, этот подход оказывается совершенно неприменим, когда речь идет о выборе собаки-компаньона.

На наш взгляд, наиболее значимым для совместной работы, для контакта с собакой довольно ограниченный набор психофизиологических характеристик, комбинация которых дает практически все разнообразие, свойственное отдельным породам. Выраженность признаков может колебаться в очень широких пределах. Разумеется, существуют и иные схемы характеристик, значимых для пользователя.

Обоняние. Здесь человека интересует прежде всего его острота, насколько старый след либо слабый запах может почуять собака. Одни породы (их мало) обладают весьма слабеньким обонянием, с трудом могут найти дорогу домой по собственным свежим следам, другие способны распутать очень старые следы, легко определяют запахи газа, взрывчатки, других, интересующих человека веществ даже при очень малой концентрации. Остроту обоняния могут маскировать факторы, с ним не связанные, например физическая невозможность тщательного принюхивания из-за слишком короткой шеи или укороченной морды. Возможен и иной вариант, когда прекрасный «нюхач» работает плохо, поскольку то и дело отвлекается, однако в практике совершенно неважно, почему собака плохо использует обоняние, важен результат.

Агрессия на человека. В норме у всех собак этот вид агрессии заблокирован, однако блок может быть с той или иной легкостью снят. У большинства охотничьих собак разблокировать агрессию на человека очень трудно, у мастифов же, напротив легко. Эта черта, которую всегда следует учитывать, может быть как желательной, так и нежелательной.

Социальность. Безусловно, все собаки социальны, но одни стремятся непременно сформировать классическую стаю, будь то в семье человека либо на прогулке с другими собаками, другие вполне довольствуются общением с хозяином: резко различается и сама интенсивность общения.

Территориальность – стремление охранять территорию и все, что на ней находится, этакое «уважение частной собственности» на собачий лад. Опять-таки у одних пород выражена в высшей степени: наступает день, и молодая собака начинает охранять территорию, хоть ее этому никто не учил, другие же практически не территориальны: круг охраняемых объектов у них мал, обычно включает лишь хозяина с семьей.

Охотничье поведение: поиск, преследование, ловля жертвы. Этот комплекс современные собаки явно получили от очень азартных древних охотников, важная его деталь – врожденное стремление преследовать удаляющийся объект. Зачастую именно эта особенность угасает последней из всего комплекса и именно она оказывается для городской собаки фатальной в буквальном смысле. Хотя, разумеется, комплекс охотничьего поведения и реакция преследования свойственны в той или иной мере всем хищникам.

Подвижность нервной системы: о характеристиках высшей нервной деятельности уже говорилось выше.

Легкость переключения внимания достаточно тесно, но не на прямую связана с подвижностью нервной системы – у собак с одинаковой подвижностью нервной системы легкость переключения внимания может различаться. Одним породам свойственно легко переключать внимание, они могут, так сказать, делать пять дел сразу, другие, занявшись чем-то, уже ни на что не отвлекаются.

Аффектированность: мы вводим этот термин для описания очень важной, на наш взгляд, характеристики: насколько сильно собака проявляет свое возбуждение внешне, насколько она, говоря театральным языком, аффектирует, выставляет напоказ чувства. К уровню возбуждения этот показатель никакого отношения не имеет. Две собаки могут быть возбуждены совершенно в равной степени, но одна останется лежать, лишь постукивая хвостом, в ожидании, пока хозяин соберется выйти с ней на прогулку, другая же примется, подвывая и поскуливая, носиться по дому.

Инфантильность. Академиком Д.К. Беляевым было показано, что одомашнивание любого животного приводит к тому, что в его поведении появляются некие инфантильные или детские черты. (Это же верно и для внешности: у домашнего животного по сравнению с диким сородичем или предком голова более крупная, лоб округлый, большие глаза и т.п.) Инфантилизм поведения может быть выражен в большей или меньшей степени. В первую очередь инфантильность проявляется во взаимоотношениях с хозяином, которые в норме складываются одновременно и как партнерские отношения, и как отношения младшего члена стаи, детеныша к старшему. У одних собак эта черта является как бы фоновой: собака признает главенство владельца, причем последнему надо специально озаботиться о поддержании своего статуса на определенном этапе развития щенка; другие собаки очень зависимы от хозяев, они с трудом принимают сложные решения самостоятельно, практически не могут работать без поддержки человека и, будучи предоставлены сами себе, испытывают самый настоящий стресс. Вот именно такую зависимость, часто не совсем корректно называемую еще и контактностью, мы и подразумеваем под словом «инфантильность».

Контактность, на наш взгляд, имеет несколько иной оттенок: то, насколько собака стремится взаимодействовать с хозяином, примеряться к его действиям. Контактность скорее относится к партнерской компоненте взаимодействий и в основном приобретается при воспитании. И в самом деле, инфантильная собака, как это ни странно, может быть малоконтактной: она просто находится рядом с владельцем, будучи без него беспомощной.

В ходе совместной эволюции шел отбор не только на разную степень инфантильности, но и на разные ее проявления. Так, у крупных собак инфантильность заключается в сохранении подчинения и привязанности к человеку-воспитателю как к родителю. Собака живет в человеческой стае, не делая попыток отделиться от нее, создать свою собственную. Попытки повысить свой ранг, которые предпринимают многие подростки в возрасте 8–12 месяцев, обычно пресекаются весьма жестко. Если собака не в состоянии умерить своих притязаний, она обычно не только не оставляет потомства, но вряд ли сохраняет жизнь, поскольку она сама угрожает здоровью и даже жизни людей.

Разумеется, в разных пользовательных породах степень инфантильности очень различается, значительно коррелируя с самостоятельностью.

Инфантильность мелких собак заключается прежде всего в сохранении щенячьей жизнерадостности и игривости в течение всей жизни, поскольку человек чаще всего хочет видеть в такой собаке забавную живую игрушку. Понятно, что подобная инфантильность у крупной собаки была бы весьма обременительна для владельца. Вряд ли кому понравиться держать в доме «щенка» ростом с теленка, способного играя разгромить дом и поувечить хозяев, вовсе не желая им зла.

Иерархические и территориальные притязания мелких собак зачастую кажутся их владельцам забавными, поскольку всерьез причинить вред людям собачки-карлики вряд ли сумеют. В результате отсутствия отбора среди мелких собак значительно чаще встречаются выраженные жесткие доминанты, держащие «в черном теле» своих любимых хозяев.

Комбинируя степень выраженности девяти этих показателей и приняв во внимание свои привычки, собственный темперамент и назначение собаки, любой человек может, на наш взгляд, подобрать практически идеального четвероногого друга.

ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ ГРУПП ПОРОД

Отметим, дабы не вводить читателей в заблуждение, что предлагаемая нами классификация основана именно на происхождении групп пород и не всегда совпадает с классификацией, официально принятой FCI. Каждая из существующих классификаций пород отвечает определенной задаче, для наших целей наиболее удобно разделение пород по происхождению.

Разумеется, в пределах группы разные породы различаются по поведению, хотя и не столь сильно, как по экстерьеру. Тем не менее одни характеристики встречаются очень редко, другие часто, третьи же являются типичными, наиболее распространенными. В «портретах» групп пород мы будем описывать наиболее типичных представителей данной группы.

Итак, первичные, самые древние группы пород.

Молоссоиды – потомки собак, заключивших с человеком союз для совместной охраны жилища. Обоняние неплохое, но используются ограниченно в связи с особенностями анатомии, с одной стороны (многие породы короткошеи и/или короткоморды), и со спецификой применения, с другой стороны. Эти собаки используются как караульные, волкодавы, телохранители – как травильные собаки, но уж никак не в качестве ищеек. Блок на агрессию против человека снимается достаточно легко. Очень высока социальность, собаки прекрасно работают сообща, стаи обладают сложной структурой. Территориальность доведена почти до абсурда, на своей территории мастиф при минимальном обучении готов охранять от чужих все, вплоть до бабочек и капусты на грядке; частная («наша с хозяином» или «нашей стаи») собственность для этих собак свята. Охотничье поведение можно при желании развить, но для этих пород охота – не пунктик, хотя все травильные собаки обязательно несут кровь мастифов: бой с крупным и опасным зверем – вот еще одна их специальность. Подвижность нервной системы хорошая. А вот легкость переключения внимания невысока: уж ежели мастиф чем-то занялся, то он свое занятие до логического завершения доведет, будь то подкоп под забором либо преследование преступника. Некоторая аффектированность встречается редко у сильно декоратизированных пород, да и то по сравнению с «декоратами» иного происхождения крошки из клана мастифов очень сдержанны. Инфантильность для всех пользовательских пород абсолютно исключена – собаки самостоятельны до предела.

Охотники лесостепей и степей. Эта группа очень быстро распалась на две, более узкоспециализированные, – на борзых, охотившихся на открытых просторах, пользуясь преимущественно зрением, и на гончих, преследовавших дичь в «крепких», заросших местах соответственно преимущественно с помощью обоняния.

Борзые. Обоняние развито умеренно, более того, в европейской селекции специально отбирали собак, не пользующихся чутьем, – вся работа в идеале должна идти только взрячую. В результате зрение великолепное, собака видит движущийся объект за несколько километров. Агрессия на человека заблокирована настолько крепко, насколько это вообще возможно: чужой человек может увести борзую, просто взяв за ошейник, и та, скорее всего, молчком пойдет. Пока с борзыми всерьез охотились, за попытку укусить человека собаку убивали на месте. Социальность высокая, детали внутристайных отношений отличаются от свойственных мастифам, но борзые по-настоящему стайные собаки. Территориальность развита очень слабо: могут защищать свою территорию от чужих собак, защита от людей – редкость. Охотничье поведение: единственная группа пород, чей комплекс охотничьего поведения сохранен селекционерами в полном объеме. Зверь должен быть обнаружен, догнан, схвачен и умерщвлен. При этом изящно была решена сложная задача: охотничье поведение совершенно отделено от пищевого. Самостоятельно пойманную добычу борзая не только не ест, она даже не портит шкурку зайца, а ведь та рвется, как папиросная бумага. Подвижность нервной системы хорошая, это естественно для собаки, которая должна ловить добычу описанным способом; после неудачной ловли собака быстро успокаивается и вновь готова к работе. Легкость переключения внимания достаточно высокая. Аффектированность низкая, собака зачастую производит впечатление полностью погруженной во внутренний мир, впрочем, мелкие породы бывают более аффектированными. Инфантильность несвойственна, собаки настолько самодостаточны, что зачастую возникает вопрос: а нужен ли им хозяин? Когда бы не запрет на поедание собственной добычи, так иным собакам, возможно, и он и вправду не был бы нужен – уж очень хороша борзая в роли специализированного охотника. Отметим особо, что породы, уклоняющиеся в декоративность, поневоле испытывают изменение свойственного группе портрета – могут возникать инфантильность, аффектированность. Вообще о породах декоративного направления, о сходстве в чертах их поведения мы поговорим отдельно, поскольку картина тут наблюдается сходная, независимо от происхождения.

Гончие. Обоняние развито в превосходной степени, это, образно говоря, основной рабочий инструмент этих собак. Агрессия на человека редка, но может проявляться, причем в поведенческом контексте, мало свойственном собакам других групп пород: гончая вполне может воспринимать человека как объект охоты, если ей такую идею внушить. Социальность высокая. Территориальность – понятие практически неведомое для большинства охотничьих пород гончих: где жить, в каком окружении, кто из четвероногих и двуногих рядом – все неважно, лишь бы гонять зверя по лесу. Исключение составляют тяжелые кровяные гончие, в чьих предках есть мастифы. Охотничье поведение: в нем вся жизнь собаки, при этом большинство гончих специализировано лишь на преследовании, поимка зверя – дело травильных собак, зато преследовать они могут до полного изнеможения. Подвижность нервной системы невысока, процессы торможения включаются достаточно тяжело, уж если собака взяла след, она будет по нему идти не отвлекаясь. Гончая не слишком быстро переключает внимание: собака настолько увлекается преследованием, что волки, бывает, просто дожидаются, пока работающая собака пробежит мимо, и режут ее. Так же поступают нечистые на руку охотники: снимают чужую собаку с гона, и та покорно следует за новоявленным хозяином. Аффектированность выражена слабо, один из немногих способов заставить собаку показать свои чувства – начать собираться на охоту; возбуждение обычно проявляется в лае, хотя выведены и породы гончих, голоса не отдающих. Инфантильность этим породам не присуща.

Охотники тайги: так же как борзогончие, на почве охоты на крупного зверя заключили союз с людьми древние шпицы. Ныне выделяют собственно шпицев Западной Европы и отечественных лаек, по поведению они различаются несущественно. Обоняние острейшее – эти собаки живут в мире запаха, для них он очень важен. Агрессия на человека выражена относительно слабо, скорее как мера самозащиты; у ряда пород блок абсолютный – собака ни при каких обстоятельствах человека не укусит. Социальность сильно варьирует в зависимости от характера использования: у чисто охотничьих пород она выражена средне, у тягловых и упряжных – очень высоко, их работа без общих усилий и координации действий невозможна. Территориальность весьма специфична: охраняемый участок мал, и оберегают его прежде всего от собак. Охотничье поведение: все зависит опять-таки от характера использования. У пород, применяемых прежде всего в качестве ездовых, охотничье поведение или ослаблено, или просто подавлено, промысловые собаки являются прекрасными охотниками за самой разнообразной добычей. Интересен характер охотничьего использования: лайка или охотничий шпиц обнаруживают добычу, используя и зрение, и обоняние, и слух. Далее добычу активно облаивают, отвлекая ее внимание и не давая уйти с места до подхода охотника, крупного зверя в случае острой необходимости несколько лаек, ловко уворачиваясь, хватают зубами. Подвижность нервной системы и легкость переключения внимания высокие. Аффектированность проявляется только в облаивании. Инфантильность, разумеется, отсутствует, собаки превосходно работают самостоятельно, не нуждаясь в поминутных подсказках человека.

Вторичные группы пород, произошедшие в результате селекции и скрещивания пород из первичных групп.

Большой куст вторичных групп пород дали гончие.

Таксы – породы, специализированные для преследования и добычи зверя в норе. По многим признакам поведения совпадают с гончими. Обоняние острое, агрессия на человека – вещь вполне возможная, но не как на объект охоты. Социальность не очень высока, неплохо выражена территориальность. Охотничье поведение развито прекрасно – такса, что называется, упертый охотник, она не может спокойно пройти мимо норы или трубы водостока, если можно в нее залезть: обязательно протиснется и исследует на предмет обнаружения добычи. Нервная система подвижнее, чем у классической гончей, такса достаточно легко переключается. Аффектированность и инфантильность этим собакам несвойственны.

Легавые – потомки гончих; в их задачу входит обнаружить птицу и выпугнуть под стрелка или ловчую птицу. Обязательный элемент охотничьего поведения легавой – замирание перед обнаруженной дичью в характерной позе – стойке. Обоняние очень острое. Агрессия на человека надежна заблокирована у подавляющего большинства пород. Социальность довольно низкая, и хотя можно научить легавых работать в паре, но в самой сути их работы сотрудничество с соплеменником не заложено. Территориальность также невысока, ей не от кого и незачем охранять территорию. Охотничье поведение, как уже говорилось, модифицировано весьма тонко. Собака дичь выпугивает, подает под выстрел и в идеале подносит хозяину. Легавых также обучают отыскивать и приносить подранков, при этом мять птицу собака не должна. Подвижность нервной системы хорошая, внимание переключается достаточно легко. Собакам присуща определенная аффектированность поведения, особенно породам, уклоняющимся в декоративность. Прослеживаются определенные признаки инфантильности.

Спаниели – тоже потомки птичьих гончих, близкая родня легавых, работают без стойки. Их дело – обнаружить и выпугнуть птицу. Обоняние острое. Агрессия на человека заблокирована. Социальность не очень высокая; хотя собака охотно контактирует с четвероногими собратьями, она может прекрасно без них обходиться. Территориальность мало выражена. Охотничье поведение развито отменно, собака с огромным азартом ищет и выпугивает дичь, с удовольствием разыскивает подранков и, что особенно ценно, идет за добычей в воду. Подвижная нервная система, внимание переключается легко. Аффектированность встречается часто и может быть весьма выраженной. Черты инфантильности заметны не только в поведении, но у ряда пород даже и во внешности.

Ретриверы – породы, родственные двум предыдущим группам, в ряде случаев с прилитием крови мастифов. Основное предназначение – подача битой птицы и подранков с воды, в том числе и морской. Обоняние острое. Агрессия, будучи в норме несвойственной, может быть разблокирована без особых усилий. Социальность достаточно высокая, хотя характер работы этого и не требует. Территориальность выражена слабо. Охотничье поведение: комплекс сильно урезан и определенным образом извращен, собака специализирована именно на апортировке (подноске и подаче) птицы, сам процесс поиска занимает ее куда меньше. Нервная система подвижна, внимание переключается достаточно легко. Аффектированность практически несвойственна. Наблюдается определенная инфантильность.

Терьеры – группа, стоящая настолько особняком от прочих, с настолько четко очерченным центром формирования (Британские острова), что возникает мысль, не являются ли эти собаки, случаем, истинного одомашнивания некоего вида уже в исторические времена. Для этой группы свойственна настолько типичная, хорошо наследуемая внешность и столь характерное поведение, что именно эта гипотеза о происхождении терьеров представляется нам верной. Похоже, что на северо-западной оконечности Европы обитало вымершее ныне мелкое малосоциальное псовое с характерной жесткой проволокообразной шерстью. Исходя из особенностей поведения всех пород терьеров, можно говорить о том, что эти пратерьеры жили небольшими семьями и строго блюли границы своих участков, реагируя на нарушения их целостности звонким лаем и атакой.

О портрете современного терьера.

Особой нужды в использовании обоняния нет. Агрессия на человека заблокирована весьма посредственно, терьерам вообще свойственна высокая агрессивность. Социальность довольно низкая, собаки терпят друг друга, драки между ними часты и мало ритуализированны. Территориальность, пожалуй, столь же высока, что и у мастифов. Хотя у терьера часто нет физических возможностей для защиты своего участка, зато звонкий захлебывающийся лай и безудержные броски на нарушителя кого угодно заставят смутиться, а может, и отступить. Охотничье поведение развито достаточно хорошо, многие породы терьеров являются неустрашимыми норными охотниками, все они славятся как непревзойденные истребители крыс. Нервная система мало уравновешена: процессы возбуждения резко преобладают. Внимание переключается с трудом. Аффектированность весьма высока, а вот инфантильность этим собакам несвойственна – это очень взрослые и серьезные псы, которым природа будто в насмешку отвела маленькое тело.

Истинные овчарки – эта группа выделяется не по происхождению, а по применению. Объединяет овчарок характер изначального использования – пастьба скота на ограниченных участках с обязательным более или менее тонким управлением стадом под руководством человека. В группу входит много пород, предками которых являются представители всех первичных групп, смешанные в самых причудливых сочетаниях, в иных породах можно заподозрить и кровь терьеров. А вот портрет овчарок получается весьма однородным и четким.

Обоняние довольно острое: ведь потерявшуюся скотину зачастую приходится искать по следу. Агрессия на человека проявляется достаточно легко: в функции овчарки входит еще и охрана скота от воров. Социальность, как ни странно, часто не очень высока: собаки взаимодействуют, но могут справляться с работой и в одиночку – все зависит от вида скота, размеров стада и места выпаса. Территориальность средняя или низкая. Охотничье поведение: особый случай, поскольку пастушеское поведение по сути своей является видоизмененным охотничьим с достаточно с четким запретом вредить жертве. Подвижность нервной системы хорошая, внимание переключается легко. Многие породы склонны к аффектированности, для них это необходимо: ведь приходится привлекать внимание человека к тому, что делает скот или собираются сотворить злоумышленники. Инфантильность тоже выражена, порой очень сильно, собака нуждается в одобрении своих действий хозяином.

Пинчеры и шнауцеры – группа позднего происхождения; она образовалась в Германии, возможно, при участии терьеров: тут и характерная жесткая шерсть у всех шнауцеров и жесткошерстных пинчеров, и сходные черты поведения. Крупные породы использовали в качестве пастухов, средние и мелкие как крысоловов и живые «звонки». Обоняние очень хорошее, ряд пород используется еще и в качестве ищеек. Агрессия на человека проявляется достаточно легко. Социальность развита средне, собаки могут работать в стае, но слишком велика вероятность конфликтов между ними по самым разным поводам. Территориальность выражена средне, но эти собаки легко обучаются охранять. Охотничье поведение: от среднего до маловыраженного, охота – это не их конек. Нервная система очень подвижная, часто с преобладанием процессов возбуждения. Легкость переключения внимания, пожалуй, слишком велика, особенно у молодых собак. Аффектированность обычно весьма высокая, равно как и инфантильность, – что пинчер, что шнауцер не может без того, чтобы хозяин не уделял ему внимание почаще!

«ИДЕЯ ПОРОДЫ»

Собак классифицируют еще и по рабочему использованию, что далеко не всегда совпадает с классификацией по происхождению. Следует учитывать очень важный момент: за редчайшими исключениями, каждая порода была сформирована для вполне определенных задач, комплекс которых уместно будет называть «идеей породы». В него входит, прежде всего, требуемое от собаки поведение и функциональность анатомии и морфологии. Лишь малая доля поведенческих признаков является незначащей, – пользователю породы, скорее всего, не важно, умеет ли собака тоненько скулить, если ее основной задачей является, например, охрана стада. Отметим, кстати, что в породе с иной «идеей» поскуливание может быть весьма «весомым» селекционным признаком.

Здесь уместно подчеркнуть отличия так называемой народной селекции от заводской. Для пород народной селекции характерны функциональность, единообразие поведения и четкая наследуемость его основных характеристик при большом разбросе нефункциональных экстерьерных признаков.

При заводской селекции «идея породы», как правило, включает и определенные черты экстерьера. Изменение облика породы происходит быстро, зачастую под влиянием моды, что сильно осложняет отбор по поведению. В результате некоторые, разумеется не все, заводские породы, очень быстро пройдя стадию только питомнического разведения, когда все селекционные критерии выдерживаются строго, распадаются (внешне пока незаметно) на две субпопуляции: часть собак продолжают использовать по непосредственному назначению, других же применяют для спорта (не худший вариант) либо как животных сугубо декоративных.

Вот с последними-то собаками возникает масса проблем. Внешне они сохраняют все черты экстерьера, присущие изначальной породе, во многих случаях экстерьер их даже более элегантен по сравнению с чисто пользовательными собаками. Однако очень быстро, буквально через несколько поколений, в отсутствие надлежащего отбора сложнейший поведенческий комплекс начинает «рассыпаться». Ряд поведенческих черт утрачивается, приобретаются другие, ранее не свойственные породе. Дольше всего сохраняются признаки, свойственные группе пород и лежавшие в основе «идеи породы». В результате под одним названием одновременно существует две породы, сходные внешне (подобное не раз происходило с охотничьими и служебными собаками эффектной наружности), и человек, выбиравший породу по ее поведенческому портрету, может быть всерьез разочарован.

То, что признаки, определяющие «идею породы», утрачиваются последними, следует помнить, имея дело с любой декоративной породой. Чтобы представлять себе ее поведение, необходимо знать, кто были ее рабочие предки, какова идея создания тех пород. Что далеко ходить, немало владельцев пуделей удосуживается выяснить, какова же «идея» этой очаровательной породы, лишь всласть намучившись с манерой их красавца кидаться очертя голову в болото. А «идея-то», оказывается, простая: в предках пуделя была птичья водяная собака – азартный апортировщик дичи с воды.

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ И ТИП ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СОБАКИ

Кратко опишем основные типы рабочего использования и специализации и разберем, каких поведенческих особенностей они требуют от собаки. Оговоримся сразу, что мы рассматриваем лишь породы, сохраняющие четкие портреты, что обеспечивается либо с помощью приемов народной селекции, либо на основании прохождения специально подобранных тестов. Упрощенно говоря, мы не будем принимать во внимание существование злобных к человеку сенбернаров или не преследующих зайца борзых. Собаки неопределяемых пород тем более не являются объектом исследования.

В нашей стране исторически сложилось деление собак на четыре категории использования: служебные, охотничьи, спортивные и декоративные. Вот в этих рамках и рассмотрим, каких именно особенностей поведения данные службы требуют от собаки.

Служебные собаки. Общими для всей этой большой группы пород являются следующие признаки: легкость снятия блока на агрессию против человека, достаточно сильное подавление охотничьего поведения, сильная и подвижная нервная система. Самые разные породы использовали в качестве служебных с давних времен, – собственно говоря, караульная служба была в основе одного из союзов собаки и человека. В ходе истории появлялись новые службы; некоторые из ранее существовавших переставали быть актуальными, соответственно угасали или видоизменялись старые породы, возникали новые, более специализированные. Остались в прошлом одетые в защитные доспехи боевые молосские и эпирские собаки, нет больше цепных меделян – верных охранников купеческого добра, зато бурно развиваются овчарки, в том числе наиболее популярная из них немецкая, доберман, многие другие породы. В XX в. стали актуальными такие службы, как минорозыскная, поиск утечки газа, наркотиков и многое другое.

Здесь уместно, пожалуй, сделать небольшое отступление. В среде собаководов служебного направления твердо укоренилась парадоксальная мысль, что существуют некие универсальные служебные породы, более того, что хорошо бы создать «самую универсальную». При этом многие даже из серьезных селекционеров отказываются видеть, что служебное собаководство проходит стадию, которую охотничье собаководство миновало еще в XVIII–XIX в., – стадию все более усиливающейся специализации. И это совершенно нормальный путь развития пород. Ведь что такое универсальная собака? Это, по определению, животное, умеющее делать все: и по следу идти, и преступника задержать, и свободным окарауливанием заняться, и выполнить еще с десяток не менее сложных заданий. Однако любая сложная работа требует не только тщательного и длительного обучения, но и определенной предрасположенности (физической и психической) к выполнению именно этой работы. Почему мы ожидаем, что животное, умеющее все понемногу, каким-то мистическим образом сможет превзойти животное, отобранное и выращенное специально для конкретного, относительно узкого круга задач? В том-то и дело, что служебное собаководство развивается по пути более четкого разделения разных пород по областям применения, по пути повышения специализации. Давайте убедимся в этом.

Оговоримся, что мы не придерживаемся с точностью до буквы названий служб, ранее входивших в перечень специальных для служебных собак, хотя бы потому, что времена меняются и в соответствии с этим меняются и службы. Мы будем говорить лишь о принципиальных запросах конкретной службы и о соответствующих психофизиологических признаках собак, пригодных для нее.

Патрульная служба подразумевает совместный обход собаки и ее проводника (владельца) некой охраняемой, но необязательно огороженной территории. Таким образом, обоняние желательно, поскольку возможен поиск «нарушителя» (будем называть так по старинке объект воздействия служебной собаки) в темноте или непросматриваемых участках. Блок на агрессию снимается легко, – скорее всего, нарушителя придется задерживать до подхода проводника. Социальность не имеет большого значения, территориальность, как ни парадоксально, тоже: ведь завтра, возможно, патрулировать придется в другом месте. Никакого охотничьего поведения: хорош патрульный, с азартом разыскивающий ежика в кустах, пока преступники разбираются с его хозяином. Подвижность нервной системы должна быть высокой, равно как и легкость переключения внимания, – ведь ситуация постоянно меняется или может измениться в любой момент. Аффектированность в разумных пределах необходима, собака должна уметь легко показать свое состояние: будь то настороженность, неуверенность или готовность кинуться немедленно в бой. Инфантильность тоже требуется: собака не должна быть слишком самостоятельной и самоуверенной. Плюс к инфантильности следует обязательно развить контактность, умение взаимодействовать, ведь суть работы именно в срабатывании пары человек – собака.

Караульная служба: самостоятельная охрана собакой территории при минимальном контроле человеком. Обоняние может быть развито средне, поскольку иметь дело с очень старым следом собаке не приходится. Блок агрессии снимается легко. Социальность может быть выражена, в случае работы нескольких собак, либо не выражена – при одиночной. Территориальность обязательна, и чем она выше, тем лучше: собака должна иметь очень сильный стимул для охраны, проще всего, когда охраняемый объект и есть стимул. Охотничье поведение нежелательно. Подвижность нервной системы не является самой важной характеристикой, а вот легкость переключения внимания обязательна. Аффектированность требуется умеренная; собака должна сигнализировать лишь при сильном эмоциональном напряжении, в противном случае на пустобреха просто перестанут обращать внимание и к собаке не подойдут именно тогда, когда это действительно необходимо. Инфантильность выражена минимально: собака в одиночестве должна чувствовать себя комфортно и самостоятельно принимать решения.

Телохранитель: собака, всегда находящаяся рядом с хозяином для его охраны. Одна из самых сложных служб. Обоняние может хоть совсем отсутствовать, если только не ставится задача еще и выявлять у контактеров оружие по запаху. Блок агрессии снимается легко. Социальность высокая, собака должна легко выносить общество других собак. Территориальность низкая. Охотничье поведение жестко подавлено. Подвижность нервной системы высока, как и легкость переключения внимания. Аффектированность низкая – собаке надо не эмоции свои демонстрировать, а действовать. Инфантильность желательна низкая, хозяин может не успеть скомандовать, собака атакует сама, оценив ситуацию.

Розыскная служба: поиск по запаху людей или объектов на местности, когда возможно прохождение больших расстояний. По сути работы к ней близки таможенная и подобные службы, где осуществляется поиск по запаху вещей и веществ в замкнутых помещениях, обыск помещений. Для первой службы требуются собаки достаточных размеров, сильные, способные длительно двигаться с опущенной к земле головой, для второго варианта предпочтительнее юркие собачки, способные протискиваться в узкие щели, которых легко подсадить для обыска на полки, штабеля вещей. Требования к поведению абсолютно одинаковые. Обоняние чем острее, тем лучше. Для обеих служб давно ведется селекция на повышение остроты обоняния. Блок агрессии на человека: в первом случае снимается легко, так как эти же собаки часто производят задержание, во втором случае блок достаточно надежен, поскольку легкость проявления агрессии мешает работе. Социальность для «нюхачей» особого значения не имеет, но они легко переносят общество, ведь в таможенной службе обыскивать 20-тонный трейлер может разом несколько собак. Территориальность и охотничье поведение отсутствуют, легкость переключения внимания невысока – ищейку ничто не должно отвлекать от работы. Подвижность нервной системы также невысока, при работе преобладают процессы возбуждения, вот почему такие собаки легко «перегорают», рано уходят на пенсию. Аффектированность очень высокая, собака непрерывно сообщает своему проводнику о ходе поисков, об их результатах, даже о своих прогнозах на успех. Инфантильность весьма высока, собака, работая, должна обязательно получать указания от человека, он поощряет ее азарт поиска, поддерживает, если тот неудачен.

Существует особая служба одорологической экспертизы. Ее суть в том, что собака в специальном тестовом помещении сопоставляет предлагаемый запах с уже имеющимися образцами. Подобное использование требует от собаки прежде всего острейшего обоняния, остальные поведенческие признаки оказываются малосущественными.

Пастушеские собаки управляют стадом, в том числе осуществляют всевозможные маневры: повороты, разделение, отбивку части животных, возврат отошедших, прогон гурта (гуртогонов часто выделяют, поскольку работа у них относительно простая, а способ управления грубый). Обоняние развито достаточно хорошо, поскольку в сложных ландшафтах, в зарослях отбившуюся овцу можно найти лишь по запаху. Блок агрессии на человека достаточно прочный, но при прямой угрозе стаду агрессия возможна. Социальность достаточно высокая, ведь обычно при стаде находится несколько собак. Территориальность «перенесена» на стадо – как таковой, участок обитания в сферу заботы собак не входит (об этом феномене мы поговорим позже). Охотничье поведение сильно модифицировано, и сам комплекс усечен. Подвижность нервной системы, равно как и легкость переключения внимания, высокие. Аффектированность порой превосходит всякое вероятие: собака постоянно что-то сообщает о себе и ситуации. Инфантильность высокая, поскольку руководство человека – обязательное условие работы пастушеской собаки.

Исторически за пастушескими собаками закрепилось собирательное название овчарки, поскольку пасли они в большинстве своем овец. В последующем это породило немалую путаницу, когда многие породы, сохранив название, стали специализироваться на иных видах служб, прежде всего на розыскной и патрульной. В соответствии с новыми условиями работы частично изменилось поведение, название же сохранилось прежнее. Кстати, подобное незафиксированное названием изменение специализации и послужило, в частности, одной из основ легенды об универсальной собаке, в данном случае овчарке.

Волкодавы. Очень специфическая, но все еще достаточно актуальная для нашей страны профессия. Эти собаки защищают стада от хищников и скотокрадов, пастьба для них – дело второстепенное. По поведенческому портрету близки к караульным собакам, многие из которых в предках числят волкодавов, это смежные специальности. Итак, обоняние обычно среднее, применяется редко, поскольку отнюдь не во всех условиях поощряется уход от стада на поиски волка. Блок агрессии на человека не слишком силен, поскольку тот в определенных условиях вполне подпадает под определение хищника. Социальность и территориальность очень высокие, последняя, как и в случае с истинными овчарками, легко переносится на стадо и хозяйский скарб. Охотничье поведение развито средне. Подвижность нервной системы средняя, легкость переключения внимания средняя. Аффектированность практически отсутствует: уж ежели бой с волком завяжется, тут и глухой услышит. Инфантильность отсутствует, собака работает сама, точнее, в тесном контакте со стаей.

Необходимое дополнение. Названия пород не всегда правильно отражают их функцию. Так, многих волкодавов, и не только отечественных, именуют овчарками. Мы уже убедились, что портреты этих пород различны, поэтому во избежание ошибки следует выяснять, к какой генеалогической группе относится «овчарка». Настоящие пастушеские собаки происходят из группы истинных овчарок, волкодавы относятся к мастифам. Совсем уж анекдотически смотрится в этом ряду название ирландский волкодав – борзая, испытавшая прилитие крови не только мастифов, но и, вполне возможно, терьеров. В любом случае последний волк был убит в Ирландии не менее трех столетий назад, так что «волкодавность» этой породы просто дань памяти.

Спасатели и спасатели-розыскники. Суть работы понятна: обнаружение и по возможности извлечение пострадавших людей из руин зданий, из-под завалов земли и снега, как очень частный случай, помощь утопающим. Подчеркнем особо, что размеры собаки могут быть какими угодно. Обязательно острое обоняние, способность воспринимать очень слабый запах через значительные преграды и на фоне других, резких и неприятных для животного, запахов. Блок агрессии практически не снимаем – ведь спасаемый человек может, плохо контролируя свои действия, причинить четвероногому спасателю боль. Социальность обязательно высокая, как правило, спасатели работают группами, помогая или, во всяком случае, не мешая друг другу. Территориальность отсутствует, охотничье поведение недопустимо – ведь зоны стихийных бедствий привлекают грызунов, животных-падальщиков – отвлечение собаки на них может стоить жизни спасаемому. Нервная система подвижная, внимание переключается легко – без этого работа в сложнейших условиях была бы просто невозможна. Аффектированность сильно зависит от более тонкой специализации: собаки-розыскники, чье дело обнаружить человека и привести к нему помощь, обладают очень высокой аффектированностью, собственно спасатели (сенбернар, ньюфаундленд) о своих «подвигах молчат», им не для кого аффектировать, их работа происходит самостоятельно. Инфантильность в этой группе использования практически полностью совпадает по выраженности с аффектированностью.

Собаки-поводыри слепых. Обоняние только мешает, чем оно слабее, тем лучше. Блок на агрессию к человеку очень высок, не ниже, чем у собаки-спасателя. Социальность очень высокая, но полностью переключена на хозяина, другие собаки в круг социальных связей поводыря практически не должны включаться. Территориальность низкая, ни о какой охране не может быть и речи. Охотничье поведение подавлено. Нервная система подвижна, легкость переключения внимания высокая: собаке одновременно приходится учитывать массу факторов. Аффектированность очень высокая и, более того, поощряемая. Собака «сообщает» своему беспомощному хозяину об окружающем мире все, что только может, она как бы ведет с ним непрерывный разговор. Инфантильность, и это потрясающе, учитывая выраженность иных признаков, минимальная, но именно так и должно быть: собака принимает решения сама, на ее плечах колоссальный груз ответственности за жизнь ее друга-хозяина. Неслучайно, что поводыри отслуживают свой срок и уходят на пенсию едва ли не раньше, чем «нюхачи».

Упряжные и ездовые собаки. Некогда служба была очень широко распространена как в городах средневековой Европы, так и по всему Северу, теперь сохранилась лишь в условиях бездорожья. Следует говорить о трех «транспортных вариантах», подразумевавших разные поведенческие портреты. Европейская упряжная собака, таскавшая тележку по узеньким средневековым улочкам, являлась охранником собственного груза, т.е. обладала признаками, характерными для караульной собаки. Припряжные собаки тайги и лесотундры Севера являются в первую очередь охотничьими, со всеми вытекающими отсюда особенностями, а потом уже собаками для перевозки грузов (в тайгу – снаряжение, из тайги – добычу). И лишь ездовые собаки являются в действительности собаками, чье предназначение – перевозки грузов и хозяина. Наиболее корректно будет создать портрет именно такой собаки, поскольку запрячь в сани можно практически любую собаку, можно также заставить ее какое-то время эти сани везти, но не надо только на этом основании считать ее ездовой.

Итак, у истинных ездовых собак Севера отличное обоняние, точнее, то самое чутье, позволяющее им не только отыскивать заметенную дорогу, но и распознавать под толщей снега трещины во льду, полыньи и тому подобные смертельные ловушки. Блок агрессии на человека не снимаем ни при каких условиях, ездовая собака может быть трусливой, но никак не злобной. Социальность выражена в высочайшей степени, вся жизнь, вся работа – только в стае, собакам присущи сложнейшие взаимодействия, интереснейшая структура взаимоотношений. Территориальность достаточно выражена, правда, охраняемые от других собак участки невелики, людей эти пространственные границы не касаются. Охотничье поведение подавлено полностью или почти полностью, отвлечение на зверя может сбить упряжку с правильной дороги, завести прочь от спасительного жилья. Нервная система не отличается большой подвижностью, легкость переключения внимания – средняя. Аффектированность не выражена, об инфантильности не идет и речи, какая уж тут инфантильность, когда в непогоду охотник предоставляет поиск дороги собакам и просто ждет, когда они доставят его к дому.

Охотничьи собаки. Большинство пород из этой группы использования стали заводскими значительно раньше служебных и соответственно раньше наступил их расцвет. Для подавляющего большинства происхождение пород уже показывает совершенно четко, каково именно применение: борзые, лайки, гончие и т.д. Мы не будем повторяться и вновь давать их портреты. Несколько особняком стоят терьеры. Будучи изначально даже не охранниками территории, что не позволяли размеры, а своего рода «сигнализаторами тревоги», «звонарями», эти собаки довольно долго занимали эту нишу, параллельно занимаясь истреблением грызунов. Их азартность, при способности протиснуться в нору, привлекла внимание, и уже в Средние века в Англии, Шотландии и Ирландии существует масса пород охотничьих терьеров, большинство из которых является норными, но со многими охотятся и на более крупного зверя.

Следует помнить, что охотничьи породы с эффектной, а еще лучше гротескной внешностью достаточно легко и быстро становились декоративными, утрачивая многие из изначально присущих им поведенческих черт. Однако, как уже говорилось, именно признаки, определяющие «идею породы», искажаются последними. Вот почему во многих породах декоративных собак, ведущих свое происхождение от охотничьих предков, комплекс охотничьего поведения остается очень сильным. Для части пород специализация изменилась в сторону спорта, но опять-таки спорта с выраженной охотничьей подоплекой.

Собаки-компаньоны – самая широкая по набору пород группа использования: их список отнюдь не исчерпывается IX группой FCI. Сюда попадают представители практически всех групп пород, к ним нельзя отнести собак с большой самостоятельностью и высоко специализированных.

Высокая специализация пород собак автоматически сужает их поведенческий репертуар, т.е. в схожих ситуациях отдельные представители таких пород ведут себя совершенно одинаково. Так, не будучи лично знакомым с собакой, можно точно описать, как поведет себя такса при встрече с кошкой на улице.

Отбор собак-компаньонов, напротив, шел по пути расширения универсальности их использования. В результате они потенциально сохраняют поведенческий репертуар, свойственный виду. В зависимости от желания владельца такая собака может быть сторожем, ищейкой, пастухом или охотником (правда, любую из этих функций она выполняет хуже высокоспециализированной породы). Поведение собак-компаньонов в схожих ситуациях может резко различаться. Собака-компаньон гибко приспосабливает свое поведение к требованиям владельца, в результате отношения пуделя к кошке, в отличие от таксы, зависит от отношения к этим животным его владельца и особенностей выращивания. В соответствии с особенностями собственного характера разные люди предъявляют очень несхожие требования к своим четвероногим компаньонам: одним нужно, чтобы собака разделяла их страсть к дальним прогулкам, другие ищут в компаньоне товарища по играм, третьи ценят в собаке ее беззащитность и потребность в опеке и т.д. и т.п. В результате компаньонами оказываются, с одной стороны, спортивные собаки, особенно те, что участвуют в состязаниях вместе с хозяином, с другой стороны, мелкие собачки, постоянно сидящие на коленях владельца (раньше их очень метко называли комнатными).

Таким образом, компаньонами с полным правом можно назвать и сенбернара, и левретку, и пекинеса.

Подчеркнем: у пород, когда-то бывших пользовательными и «не позабывших» свою «идею», возможны неприятные сюрпризы. Так, карликовый шпиц остается самостоятельным не по росту; мопс явно считает себя суровой боевой собакой Древнего Востока, а шелти выходит из себя, пытаясь на загородном пикнике собрать в «кучку» бестолковое стадо своих владельцев. Иногда подобные черты умиляют, заставляют смотреть на собаку-малютку с уважением, иногда доставляют лишние хлопоты и ей, и хозяину.

Спортивные собаки. Здесь подразумевается любое спортивное состязание, в том числе различные виды дрессировки, при этом владелец может участвовать в состязаниях вместе со своими питомцами, как это происходит на состязаниях упряжек, может управлять собакой (аджилити, конкурсы пастушеских собак, соревнования по ОКД, ЗКС), может наблюдать работу питомца со стороны (бега борзых). Подобные состязания, как правило, зрелищны и действительно полезны для собаки, позволяя ей работать, жить ради вполне определенной цели. Единственное, что авторы категорически отказываются считать спортом, – это бои собак. Вся их атмосфера, то, что их окружает, собственно стравливание собак без понимания особенностей их поведения, очень быстро приводит к тому, что психика собаки переходит в аномальное состояние, поведение претерпевает серьезнейшие нарушения, собака становится социально опасной.

Итак, каков портрет спортивной собаки? Там, где речь идет о демонстрации природных физических возможностей: соревнование упряжек, – портрет спортивных собак практически не отличается от такового их рабочих прототипов.

Бега борзых стоят особняком, поскольку во главу угла поставлена скорость, а не умение ловить зверя. В результате по сравнению с охотничьим прототипом поведение беговой борзой достаточно изменено. Здесь не так важен блок на агрессию, снижена социальность – собаки все равно бегут в намордниках, и важна не поимка, а то, что собака догнала зайца. Охотничье сведено до единственной реакции – преследования. Территориального поведения нет. Подвижность нервной системы и легкость переключения внимания невысоки. Возникает определенная аффектированность, но это дело случая, а не результат отбора. Инфантильность низка – собака живет в мире скорости.

Соревнования по аджилити, равно как и по другим видам сложной дрессировки, обязательно требуют подвижности нервной системы, легкости переключения внимания и достаточно высокой инфантильности.

Мы не говорим о соревнованиях-тестах, в ходе которых проверяют у собак рабочие качества, понятно, что косвенно там подтверждается и этологический портрет.

Еще одна черта, обязательная для любой спортивной собаки, – азарт. Поскольку это качество присуще не породе в целом, а все-таки отдельным особям, то разбирать его здесь мы не будем – и так понятно, что такое азарт и как выяснить его отсутствие.

Вообще спортивное применение на данном этапе развития этого направления кинологии заставляет в первую очередь говорить скорее об индивидуальностях, чем о породах. Практически в каждой породе можно найти четвероногого спортсмена, который добивается таких результатов, творит такие чудеса, которые и не снились его соплеменникам!

Спорт оказывается, пожалуй, единственной ареной, на которой, пусть и не во всех видах, дворняжка может идти на равных соревноваться с аристократами собачьего мира. Неслучайно столько метисов отлично выступает на аджилити, а на крупнейших соревнованиях ездят на выборзках, а не только на ездовых.

Комнатные собачки. Здесь происхождение прослеживается достаточно сложно. Поведение своеобразно изменено отбором, как непосредственным – оно должно быть приятным и забавным, – так и опосредованным: резко утрируя внешность, нельзя не затронуть и поведение. Отметим, что среди комнатных оказывались собаки необычной наружности (мутантные, часто карликовые формы), возможно, участие в происхождении части пород некоторых видов мелких кустарниковых псовых. Все эти тонкости сейчас не столь интересны, гораздо важнее то, что поведение этих разнообразных по виду собачек оказывается сходным.

Итак, идеальный портрет комнатной собачки.

Обоняние может быть развито в любой степени, поскольку отбора по этому признаку не велось. Зачастую изменение экстерьера (укорочение морды или шеи) затрудняет использование обоняния: курносым собачкам и дышать-то тяжело, не то что принюхиваться.

Агрессия, безусловно, должна быть подавлена – не бывает злых игрушек, способных причинять боль своему властелину. Однако из-за неправильного отбора и плохого воспитания агрессивные комнатные собачки встречаются достаточно часто.

Социальность высокая, мелких собак редко держат по одной, они гораздо эффектнее, когда их много и они играют, возятся друг с другом. В связи с появлением шоу-собак, большую часть жизни проводящих в контейнере, вектор отбора по поведению изменяется.

Территориальность напрямую связана с происхождением породы. Сложно провести границу между истинными попытками защитить свою территорию и проявлениями сильного возбуждения. Звонкий лай при появлении посторонних отнюдь не всегда говорит об охране территории, это может быть выражением тревоги, просьбой к хозяевам защитить своих крошек. Охотничье поведение в идеале достаточно сильно подавлено – домашний любимец не должен лезть в грязь, преследуя добычу, более того, желательно, если он не будет интересоваться разной экзотической живностью, разделяющей с ним жилище хозяев.

Подвижность нервной системы может быть самой различной, как сложилось исторически. Тем не менее чаще подвижность высокая, при преобладании процессов возбуждения.

Легкость переключения внимания в высшей степени желательна: песик должен живо реагировать на все происходящее вокруг, в чем-то заменяя домашнего шута.

Аффектированность – качество непременное, собственно, этого-то и ждут владельцы, они хотят видеть «чувства» своей ненаглядной собачки, чем больше она привлекает к себе внимание, тем лучше.

Инфантильность – это уж само собой; декоративное животное очень зависимо от человека, это даже поговорка подмечает: «маленькая собачка – по веку щенок».

К сожалению, достаточно часто декоративные собаки нашего разведения не соответствуют приведенному портрету: они злы, трусливы, истеричны. Эти черты свидетельствуют о неправильной селекции, когда в погоне за экстерьером не проверяют поведение, а ведь именно для декоративных собак-компаньонов поведение оказывается одной из важнейших характеристик.

Шоу-собака. Этот тип специализации сложился относительно недавно с повышением престижности выставок. Шоу-собакой, по определению, может быть собака любой породы. Тем не менее вне зависимости от этого к ней предъявляются совершенно определенные требования. Она обязана иметь сильную нервную систему, должна выдерживать многочасовое пребывание в специфических, эмоционально стрессирующих условиях выставки. Собаки, чья шерсть нуждается в парикмахерской подготовке, обречены еще и на столь же долгое неподвижное стояние на столе. Кроме этого, «шерстяные» собаки в течение всей выставочной карьеры вынуждены носить папильотки, резинки, зажимы, комбинезоны и прочие приспособления, сохраняющие шерсть. Им противопоказаны активные прогулки, купания в водоемах, игры с другими собаками и т.п. Шоу-собака должна спокойно выносить прикосновения незнакомых людей, пристальное разглядывание с близкого расстояния.

Обязательным качеством характера шоу-собаки является желание нравиться, причем не только хозяину, но и окружающим. Хороший выставочный «боец» обожает привлекать внимание публики, ходить первым в ринге, красоваться в выставочной стойке.

Отбор собак по шоу-качествам при отсутствии иных критериев отбора по поведению может приводить к обеднению поведенческого репертуара в целом, утрате рабочих качеств. Следует подчеркнуть, что собаки-компаньоны страдают от этого в не меньшей степени, чем охотничьи или служебные.

В том случае, когда отбор по шоу-качествам дополняет отбор по рабочим качествам, социальная приемлемость собаки повышается, она становится очень приятной и удобной в общении.

«ДЕЛО ЖИЗНИ»

Несколько раз в различной связи упоминалось, что у каждой собаки должно быть ее главное дело, – ведь и роль, и само существование в стае неразрывно связаны с определенными обязанностями.

Возникает вполне логичный вопрос: а зачем собаке вообще что-то делать, если хозяин готов кормить, поить и холить ее просто за то, что она есть? Ведь действительно подавляющее число собак-горожан являются компаньонами, их заводили не для работы, а для души. Это прекрасно, но. Такая жизнь совсем не отвечает нуждам собаки. Животное, получающее жизненные блага на «блюдечке с голубой каемочкой», оказывается на самом деле глубоко несчастным или, во всяком случае, неблагополучным. Хозяин считает, что собака «с жиру бесится», – ее балуют, а она, точно назло, все рвет, портит, то и дело огрызается. Возможен, впрочем, очень мирный вариант: собака-бездельница быстро жиреет в самом прямом смысле этого слова, ее ничто не интересует, кроме одного – покоя. Жизнь такой собаки редко оказывается долгой; общение с ней до крайности неинтересно. Так чего же все-таки не хватает этим собакам, у которых все есть?

Догадаться нетрудно – им не хватает дела, неких обязанностей, придающих жизни цель. Рассмотрим, какие основные потребности организма требуют удовлетворения в этом случае, попытаемся понять, что такое скука по-собачьи.

Прежде всего, собака, как хищник-загонщик, нуждается в достаточной физической нагрузке. Для собаки бег, длительные динамические усилия – норма. Мышцы должны получать нагрузку, энергично работать. Для собаки длительный отдых, отсутствие движения несвойственны, естественны для нее чередование периодов отдыха и быстрого активного движения. Когда с собакой мало гуляют, ее потребность в движении не удовлетворяется, и собаке приходится восполнять ее, бегая по дому, путаясь под ногами у домочадцев, нанося урон обстановке (грызть мебель достаточно серьезная нагрузка, по крайней мере, для челюстей). Казалось бы, выход прост – сейчас в изобилии появились тренажеры для собак, остается только подобрать подходящий, и собаке обеспечена нормальная физическая нагрузка.

Это верно лишь отчасти. Чем взрослее, самостоятельнее и интеллектуальнее собака, тем быстрее надоедает ей тренажер и она учится, как избежать работать на нем. Одни собаки находят точку равновесия, другие – иные способы затормозить ленту дорожки. Оказывается, что для собаки вовсе не привлекательно проводить время в совершенно бесцельном с ее точки зрения беге. Почему?

Здесь мы подходим к следующей потребности. Собаке необходимо получать новую информацию, чтобы чувствовать себя комфортно. Любая депривация, как мы говорили, приводит к значительному напряжению и закономерно вызывает отклонения в поведении. Вот почему тренажер не является панацеей для собаки-компаньона. Работая на нем, она не приобретает никаких новых знаний, а положительных эмоций за счет получения «мышечной радости», так называл удовольствие от физического труда академик Павлов, оказывается недостаточным. Для собаки важно не просто физическое упражнение, но упражнение, которое связано еще и с получением некой новой информации, с решением какой-то задачи.

Присмотримся к поведению собаки на прогулке, особенно в незнакомом месте: она все время что-то исследует, принюхивается: то примется рыть землю, то грызть ветку. Длительные прогулки удовлетворяют информационный голод собаки, однако часто устраивать их может отнюдь не каждый владелец, кроме того, чем лучше собака знает территорию, чем чаще с ней гуляют на одном месте, тем меньше времени у нее занимает исследование. У собак хорошая память, и они в состоянии запоминать значительный объем сведений о знакомой местности. Необходимо разнообразить места прогулок, что сделать достаточно сложно.

Обработка информации и успешное решение задач непосредственно связаны с удовлетворением потребности в повышении самооценки и статуса. Любая здоровая собака добивается определенного социального статуса и при возможности повышает его. Решение этой задачи сопряжено не только с прямой «борьбой за власть». Гораздо чаще высокого социального статуса добиваются особи, умеющие делать нечто, полезное для стаи, причем делающие это лучше, надежнее.

Решение слишком простых задач, доступных каждому члену стаи, ничего не дает для социального продвижения. Ни один молодой кобель не останавливается на доминировании над щенками – он стремится приобрести пусть невысокий, но все же взрослый ранг.

Дав собаке достаточно трудную для нее, но решаемую задачу, некую службу, хозяин предлагает ей обрести вполне определенное, только ей принадлежащее место в семье-стае. Мы особо подчеркиваем, что задача должна быть сложной, но посильной: невозможность справиться с проблемой, сильные отрицательные эмоции оказываются столь мощным отрицательным подкреплением, что животное отказывается от дальнейших попыток решить задачу.

Могут возразить: большинство молодых кобелей по мере взросления раз за разом пытаются добиться высокого социального статуса, терпя неудачу. Где тут же отказ при отрицательном подкреплении? Он в том, что собака некоторое время ведет себя тихо. Далее может следовать новая попытка, но ведь кобель-то уже другой – вчерашний подросток приобрел опыт, научился новым приемам борьбы (и не только борьбы, он вообще многому успел научиться), наконец, он стал физически сильнее, лучше координирован.

Если собака терпит неудачу многократно, она вполне может отказаться от попыток повысить ранг вообще и так и остается до конца дней «последней» в иерархии. Напомним, что недостижение значимой цели, особенно многократное, вызывает у животных сильнейший стресс, нервные срывы, даже фобии обстановки, связанной с неудачей.

Таким образом, хозяин должен поставить перед собакой такую задачу, которую та с определенным напряжением сил может выполнить. Очень важно, чтобы собака поняла, во-первых, что же именно от нее требуется, и, во-вторых, насколько это важно для хозяина и для всей семьи. Тогда это занятие в понимании собаки окажется увязанным с социальным статусом, а выполнение ее будет приносить удовольствие.

Здесь мы вновь вынуждены говорить об «идее породы». Собака легко понимает те задачи, для выполнения которых была некогда создана эта порода или ее предки; они для нее посильны и приносят максимум положительных эмоций. Готовить собаку к выполнению службы, несовпадающей, а тем более противоречащей «идее породы», трудно: приходится обучать ее длительно, очень упорно, двигаясь вперед маленькими шажками. При большом желании можно добиться очень многого, но зачем тратить силы для получения относительно небольшого результата.

Если дрессировка, не совпадающая с «идеей породы», сложна, то дрессировка против «идеи породы» не только сложна в высшей степени, она ненадежна и с большой долей вероятности плохо влияет на психику животного. Тем не менее не редки владельцы сенбернаров, желающие обучить своих добродушнейших питомцев профессии телохранителя. Да, все можно сломать и вывернуть наизнанку, но «идея» данной породы – горноспасатель с наглухо заблокированной агрессией!

Понятно, что наиболее адекватным делом для охотничьей собаки будет прежде всего именно охота. Здесь собака может полностью раскрыть все свои возможности, испытать максимум положительных эмоций, трудиться (в том числе и физически) с полной отдачей сил. Более того, охотничья собака и ее хозяин составляют в миниатюре тот первый, крепчайший союз, который навек связал человека и его четвероногого друга. Точно так же для сторожевой, караульной собаки наилучшим делом жизни будет все-таки охрана хозяина, его семьи, имущества.

Примеры можно множить, но как быть, если владелец не хочет использовать собаку по ее утилитарному назначению?

Пожалуй, наиболее просто и адекватно – это занятие с собакой достаточно сложной дрессировкой. Когда хозяин увлечен сам, радуется успехам питомца, тот начинает получать наслаждение от выполнения упражнений, ничего общего не имеющих с реальной жизнью собаки. Кто не видел, с каким удовольствием приносят многие собаки брошенный им мяч, палку, камешек? Они готовы заниматься этим каждый день: бросаться вслед за предметом, отыскивать его в траве, выкапывать из снега, нести хозяину и вручать, чтобы тот кидал еще. С биологической точки зрения занятие совершенно бессмысленное (возможно, поэтому апортировка не привлекает собак ряда пород), однако хозяин доволен: как ловко его пес находит предмет и как быстро и четко подает его! В результате собака проникается важностью своей работы, ей самой нравится выполнять ее правильно. Тем не менее дрессировка подобного рода привлекает далеко не всех владельцев. Существует спорт: собака может выступать с хозяином в многоборье либо самостоятельно работать по программе аджилити, есть бега борзых, гонки на упряжках. Во всех этих вариантах собака получает одновременно хорошую физическую и психическую нагрузку, делит с хозяином радость в случае успеха. По сути, это вариант хорошего лояльного союза, когда партнеры совместно борются за успех.

Очень близка к этому карьера шоу-собаки. Такое животное, регулярно показываясь на выставках, добиваясь там успеха, быстро понимает, что хозяин очень ценит, когда ее выделяют среди прочих. «Закаленные» во многих выступлениях четвероногие «звезды» действительно обожают побеждать соперников по рингу, им нравится ходить первыми, красоваться перед публикой.

Все возможные варианты нахождения для собаки дела перечислить трудно, каждый хозяин придумывает для своей собаки то, что устраивает именно его и приемлемо для нее.

Кроме совместных выступлений хозяина и собаки во внешнем мире, крайне важно закрепление определенной социальной роли животного в семье-стае. Достаточно внимательно понаблюдать, чтобы увидеть, какая деятельность представляется наиболее привлекательной для него самого. Например, собака берет на себя роль няньки, следит, чтобы малыш не трогал ничего, что может ему повредить. Такая забота оказывается полезной для родителей и очень важной для самого животного. Многие собаки очень трепетно относятся к прогулкам всей семьей, когда на них ложится «тяжелая работа» следить, чтобы никто не потерялся. Собака берет на себя обязанности «пастуха»: бегает от одного к другому, стараясь собрать всех вместе, и ужасно волнуется, если это не получается. Если владельцы смеются – собака понимает, что ее работу не приняли всерьез, и теряется. А ведь никому такое поведение не мешает, стоит похвалить собаку, послать ее искать кого-нибудь из отставших членов семьи. Такая социальная роль дает собаке достойную цель в жизни и не обременяет ее хозяев.

Маленькие собаки зачастую берут на себя роль «звоночков», предупреждая хозяев о появлении посторонних – опять-таки если такое поведение никому не мешает, стоит его поддержать, похвалив собаку.

Одну из сложнейших социальных ролей приходится выполнять собаке – поводырю слепого. В данном случае собаке приходится исполнять обязанности лидера.

Приобретение собакой конкретной, а главное – постоянной социальной роли, выполнение ею определенной задачи делает более прочным и гармоничным лояльный союз между ней и хозяином. В противном случае.

Собака, не имеющая дела, начинает искать его сама. Отсюда один шаг до попыток установить свои правила в стае, регулярные претензии на доминирование. Для любой, а для молодой особенно собаки, эта задача очень сложна, практически на пределе сил. Отсюда частые и совершенно непонятные для владельцев приступы раздражения собаки. Причины их – в очередной раз не получилось четко проконтролировать действия своей стаи.

Помимо попыток командовать собака приобретает массу неприятных привычек: она портит предметы, воет и лает в отсутствие хозяев, пачкает в квартире и т.д. При анализе ситуации раз за разом выясняется одно: у собаки нет своего дела, нет четких обязанностей. Такая собака не знает, кто она в стае, ей неудобно, дискомфортно, именно поэтому она и чудит. Единственный способ коррекции подобного поведения – найти все-таки то занятие, которое окажется полезным и для собаки, и для ее хозяев, найти дело жизни.

«ПРОБЛЕМНЫЕ» СОБАКИ

Человек, заведя собаку, чаще всего оказывается предоставленным на волю слепого случая в очень сложной области, где многие ошибки просто непоправимы, для коррекции иных требуются колоссальные усилия и помощь специалистов.

Печально, что он зачастую и не догадывается, что ему нужна помощь, что он в конфликте с собственной собакой, что он делает что-либо неверно, – владелец считает, что для воспитания и содержания собаки достаточно просто здравого смысла да «книжки про дрессировку», где описаны приемы обучения собаки разным командам. И это все! Но в одном этом утверждении ошибок едва ли не больше, чем слов.

Пока собака интересовала человека только как исполнитель определенной работы, которого следует обучить тем или иным навыкам, вопрос любых поведенческих отклонений решался просто: такую собаку, скорее всего, уничтожали. Теперь, когда утилитарное использование собаки все-таки оказалось на втором плане, а на первый все увереннее выходит полноценное общение с животным, понимание между собакой и ее владельцем, актуальны проблемы поведения и коррекции нежелательного поведения.

Что же такое отклонения в поведении, насколько они часты, может быть, есть «беспроблемные» породы? Увы, пород, где бы не было никаких проблем с поведением, не существует. Мы не будем говорить об отсутствии типичных для породы поведенческих комплексов, например, о неумении охотиться у охотничьей собаки. Это скорее вопрос неправильной селекции, и о коррекции тут говорить не приходится. Гораздо более животрепещуща тема отклонения в поведении от некой средней, скажем так, социально приемлемой нормы.

ОШИБКИ ВЛАДЕЛЬЦА

Когда у владельца возникают некие проблемы с его питомцем, как правило, при обстоятельном анализе выясняется, что проблемы эти рукотворные, что виноват в них человек.

Мнимые нарушения поведения

Ряд отклонений является таковым лишь с точки зрения человека, для самой собаки поведение вполне может быть адаптивно. Это весьма важный аспект проблемы: зачастую отклонения в поведении существуют лишь в воображении хозяина. Плохо представляя себе особенности поведения собаки, будь то специфика возраста, пола или породы, он сравнивает поведение своего питомца с тем, как держится собака соседа или, что не лучше, с идеалом, сложившимся у него под влиянием чтения книг и просмотров фильмов.

Пожалуй, никто не принес столько вреда реальным собакам, как их кинодвойники. Мало кто из владельцев отдает себе отчет, что в кино собака выполняет придуманную сценаристом и подготовленную дрессировщиком программу. Более того, в роли одной собаки, как правило, снимается добрый десяток четвероногих артистов, каждый из которых играет свой кусочек. Человек, обзаведясь собакой, хочет, чтобы она одна могла бы все и в своих поступках руководствовалась бы логикой хозяина. Антропоморфный (очеловечивающий) подход к поведению животного порочен!

Следует поговорить о случаях мнимой трусости. Достаточно часто владельцы склонны приписывать своим молодым собакам трусость. При детальном анализе поведения выясняется обычно следующее: щенок пугается незнакомых собак, очень осторожен с неизвестными предметами, вздрагивает от резких звуков. Особенно огорчает владельцев крупных служебных и спортивно-служебных пород нежелание их юных питомцев бросаться в атаку на «чужих».

Нетрудно заметить, что весь этот «букет» проблем является на самом деле проблемами владельца, его конфликтом с действительностью. Щенок ведет себя в полном соответствии с возрастом. Пока не наступил третий период социализации, он не может атаковывать посторонних (исключения из этого правила – результат целенаправленной селекции в нескольких породах), он должен вести себя подчиненно, даже подобострастно по отношению ко взрослым собакам, при этом взрослая собака может быть и некрупной. Осторожность в исследовании предметов можно лишь приветствовать – безумство храбрых в природе закономерно ведет к смерти.

Еще одна врожденная реакция, свойственная щенкам, – избегание надвигающегося предмета. Не только собаки, но, наверное, большинство четвероногих связывают такое движение с опасностью. Кстати, для хищника движение от него является стимулом к нападению.

Такая смена знака реакции очень четко была видна при притравке молодых борзых. Щенкам 2–4 месяцев поодиночке показывали кролика и позволяли его поймать. Пока кролик прыгал от щенка, тот с азартом его преследовал, тыкал носом и, наконец, хватал пастью. Но стоило кролику повернуть в обратную сторону, как «атакованный» им борзеныш в ужасе кидался прочь.

Таким образом, желая вырастить смелую собаку, следует не выискивать признаки осторожности, а помогать растущей собаке знакомиться с миром, находить верные решения, выигрывать конфликтные ситуации.

Ошибки воспитания, ведущие к проблемам

Подход по «здравому смыслу» (антропоморфный): «Мне это приятно, должно быть приятно и моей собаке. Я обиделся на своего пса, он тоже дуется третий день. » Корни подобного подхода в забвении того, что у разных видов и потребности разные, и восприятие «приятно» – «неприятно» разное. Подобный подход никогда не приносил добра, более того, союзы, где хозяин очеловечивает своего четвероногого партнера, оказываются наиболее напряженными, конфликтными.

Часто хозяин требует от собаки выполнения каких-либо действий и сердится, почему эта тупица никак не поймет элементарных вещей. Элементарное для человека вовсе не относится к вещам само собой разумеющимся для собаки. При этом поведение хозяина бывает неоднозначным, собака не в состоянии вычленить основное, понять, что от нее требуется. Обычно подобные ошибки совершают, внушая собаке некие запреты, например, хозяину не нравится, что его щенок подходит к посторонним во дворе и он кидается за потрусившим к прохожему малышом, хватает его в охапку и раздраженно кричит: «Сколько же раз повторять, это «Фу», дурная ты собака, не смей лезть к кому попало». По «закону свинства» прохожий обижается на «кого попало», и вспыхивает оживленный диспут уже на эту тему. Какой вывод сделал щенок? А никакого, он просто не понял ситуацию. Ведь в его глазах все выглядело так: он гулял с обожаемым хозяином, увидел нового человека, пошел познакомиться, и тут хозяин рассердился, и тот человек тоже, они оба сердились, а щенок испугался. Он совершенно не увязал гнев владельца с собственными действиями и с легкостью повторит проступок буквально через несколько минут. Впечатлительную собаку с не слишком крепкой психикой подобные «педагогические этюды» могут сделать откровенно нервной.

Представление, что собака изначально что-то должна своему владельцу. Как вообще эта идея долженствования возникла, с позиции логики понять невозможно. Почему собака должна любить хозяина и его непоседливых детей, почему она должна охранять машину и тем более почему она должна всех в доме слушаться? Нелепо переносить человеческие понятия долга на животное, у собак есть подобное понятие, но оно относится к иному кругу объектов.

Собака может делать либо то, что для нее естественно, биологично, либо то, в чем хозяин ее заинтересовал, объяснил доступно ценность ее действия по отношению к кому-то или чему-то. Только так, ничего иного пес никому не должен.

Хозяин не воспитывает собаку, не формирует желательного комплекса поведения, но требует, чтобы животное поступало совершенно определенным образом. Это ведет к потере контакта и к отсутствию контроля.

Чрезмерная эмоциональность владельца. В общении с собакой это просто беда. Воспитательное воздействие всегда должно быть ровным, сильные эмоции допустимы лишь при награждении, поощрении и при наказании. Если же из владельца буквально хлещет самый настоящий эмоциональный фонтан, то это отражается на собаке пагубно. Собаки тоньше людей чувствуют малейшие оттенки, изменения настроения. Захлестываемое избытком эмоций своего хозяина, получая их в сверхдозах, животное определенным образом грубеет и чувственно «глохнет». В скором времени, чтобы получить хоть какой-то отклик, на собаку придется орать, орать с чувством, тогда до нее хоть что-то «дойдет». Таких собак можно лишь жалеть, многого оказываются лишены и их хозяева, ведь они нуждаются в понимании питомцем, в выражении им тех самых эмоций и не получают, увы, и сотой доли желаемого. А задерганная эмоциями собака зачастую оказывается придавленной либо нервной.

Ошибки в коррекции поведения

Наиболее часто сталкиваешься с двумя, с позволения сказать, рецептами, суть которых сводится к «само пройдет» и «клин клином». Увы, подобные подходы добра не приносили, пожалуй, ни одной собаке: проблемы разные по своему происхождению, и решать надо по-разному; лечить следует причину, а не проявления.

Пугает недавно появившаяся «идея» все отклонения корректировать таблетками, да еще без консультации с врачом, потому как знающий человек посоветовал (вот еще одна мистическая фигура на небосводе кинологии – чего уж он там знает, откуда, кто таков. ).

ВРОЖДЕННЫЕ И ПРИОБРЕТЕННЫЕ «ПРОБЛЕМЫ» ПОВЕДЕНИЯ

Слабость нервной системы

Существуют собаки с различными врожденными отклонениями в функционировании нервной системы, в том числе со слабой нервной системой. Сила нервной системы в популяции, как и любой другой признак, подчиняется закону нормального распределения. Таким образом, есть небольшое количество собак с изумительно сильной нервной системой, есть и с очень слабой, представлены и все промежуточные показатели.

Врожденная сила нервной системы может быть до известной степени изменена в процессе воспитания, о чем говорится в соответствующем разделе. Слабую нервную систему можно до некоторой меры усилить тренировками.

Попробуем определить корни и найти пути коррекции для наиболее частых проблем.

Трусость

С этим понятием, как, пожалуй, ни с каким другим, масса путаницы. То трусость путают со слабой нервной системой, то антитезой ей противопоставляют злобность, то ищут причину только в наследственности.

Что же такое трусость? Разумеется, определение трусости как боязни широкого круга явлений бессмысленно: дело не в том, что трусливая собака всего боится (опасается), а в том, что ей такая реакция дает. Оказывается, что трусость дает собаке возможность избегать массы неприятных для нее объектов, явлений, других собак, людей. Таким образом, трусость – это гипертрофированное поведение самосохранения. Для любого живого существа естественно оберегать себя от возможных опасностей, и о патологии стоит говорить лишь тогда, когда такое самосохранение превращается в основную деятельность, начинает однозначно доминировать над всеми прочими, мешая использованию собаки.

В силу самых разных факторов трусость становится генерализованной мотивацией, ответом на любую проблему. Это очень важный момент: в норме потребность в самосохранении реализуется через мотивацию осторожности при встрече с новым, в некой конфликтной ситуации. Во многих случаях подобное поведение для животного оказывается адаптивным: ничего нового не приобретено, но ничего и не потеряно – это не самая худшая тактика выживания. Но если осторожность необходимый, но не преобладающий элемент исследования, то трусость – отказ от любого исследования, отказ от решения задачи.

Разберем подробнее, какие факторы способствуют развитию и укреплению трусости. Прежде всего, собака на собственном опыте убеждается, что любые новшества таят в себе неприятности. Подобная связь может сформироваться очень рано.

Подчас опыт знакомства с новыми предметами оказывается весьма плачевным: потянул скатерть – на голову свалилась кастрюля, схватил в зубы провод – ударило током, поиграл туфлями – побил хозяин и т.д. Так у совсем молодой собаки складывается убеждение, что к незнакомой вещи лучше не приближаться вообще.

Негативный опыт совсем необязательно формируется в доме хозяина, напротив, там для собаки может быть все очень хорошо, потому что ей удалось без эксцессов ознакомиться со всем окружением. Зато на улице неприятностей может быть более чем достаточно. Неудачное общение с несколькими чужими собаками учит, что все незнакомые собаки дерутся и, это важно, побеждают. Столкновение с недружелюбно настроенными людьми закрепляет уверенность, что все посторонние, допустим, больно пинают ногами и норовят дернуть за хвост.

Самое главное, что неуверенность собаки в своих силах, в своей способности справиться с ситуацией генерализируется! Робкое, боящееся других собак животное вполне возможно начнет избегать и их хозяев, а потом и других людей. Боязнь какого-либо конкретного предмета быстро распространяется, превращаясь в боязнь, к примеру, всех больших, или всех шуршащих, или каких-либо иных объектов. Собаки способны тонко анализировать свойства и группировать предметы и явления по значимым для них признакам, в этом механизм развития фобий, страхов патологических.

Страх перед объектом зачастую распространяется зачастую на место его нахождения. Таким образом, трусливая собака с течением времени будет избегать не только собак, которым она проигрывает конфликты, но и места выгула, порой даже вида ошейника, в котором ее выводят на улицу.

Особо следует разобрать боязнь новой информации. Получив ее, собака должна определить, насколько она значима и соответственно с чем приятным или неприятным связана. Чем меньше объем информации, накопленный собакой, тем труднее для нее этот анализ. А нерешение задачи само по себе вызывает сильнейшие отрицательные эмоции. Так, в одном из опытов по оценке рассудочной деятельности волк оказался не в состоянии решить задачу. Это привело его в состояние такого перевозбуждения и психического дискомфорта, что он кинулся прочь из экспериментального помещения, расположенного на втором этаже, через форточку. Дискомфорт нерешенной задачи оказался куда сильнее естественного избегания высоты. Трусливая собака с малым жизненным опытом стремится избежать решения задач, следовательно, избегает любой новизны. Таким образом, трусливая собака избегает других собак, людей, предметов, потому что это единственный известный и возможный для нее способ избежать поражения, будь то непосредственный конфликт или решение задачи.

Очень тесно смыкается с описанной трусость, вызванная депривацией. Мы уже говорили о социальной депривации, приводящей к тяжелым последствиям, но не менее тяжела информационная депривация в самом широком смысле слова.

С этим явлением часто приходится сталкиваться, когда собака из очень консервативного окружения попадает, например, в город. Пока собака живет, допустим, на лесном кордоне, в ее поведении нет ни малейших отклонений. Она смела, любознательна, часами может бегать по лесу, прекрасно защищает свою усадьбу или отлично охотится. Но привезли ее на выставку – куда что пропало! Животное «зажато», держится крайне неуверенно, оно пугается новых звуков, запахов. Стоит вернуть ее в привычное окружение, как собака вновь обретает смелость, уверенность, самостоятельность. Часто похожим образом ведут себя собаки охранных питомников, дворовые цепные собаки: в привычной обстановке они готовы разорвать любого чужака, но новое место значительно убавляет им смелости.

Эти собаки из обедненной среды не имеют возможности расширять личный опыт. Мало того что у них мал набор стереотипных решений, но еще и уменьшена сила нервной системы за счет обитания в обедненной среде. Когда в исследованиях И.П. Павлова, в работах П.К. Анохина было установлено, что сила нервной системы не является неизменной, что обеднение среды может значительно уменьшить ее, это было воспринято физиологами как революция в науке.

Можно получить собаку-деприванта, выращивая ее в контейнере, но примерно таких же результатов достигают при круглогодичном содержании животного на загородном участке. В последнем случае больше возможности для движения, больше звуков и запахов, предметов и явлений, но их смена весьма традиционна, круг общения очень мал, новизны нет.

Помимо уменьшения силы нервной системы депривация уменьшает ее подвижность. Собака хуже ориентируется в быстро меняющейся обстановке по сравнению с нормальными сородичами, становится «тугодумом».

Что же делать? Прежде всего, постараться депривации избежать, с раннего возраста выращивая собаку в информационно обогащенных условиях. Тут необходима и смена игрушек, и мест прогулок, и круга общения.

Если признаки депривации уже проявляются, надо отнестись к этому очень серьезно. Здесь нельзя идти просто по пути резкой смены обстановки, результатом, скорее всего, будет нервный срыв со стойким последующим избеганием ситуации, его вызвавшей.

Может помочь знакомство деприванта с уверенной в себе дружелюбной собакой, обладающей богатым жизненным опытом. При снятии последствий депривации социальное облегчение, обучение по принципу подражания оказываются незаменимыми. Наконец, в ряде случаев приходится прибегать к квалифицированной помощи ветврача и работать с собакой на фоне подобранных для нее транквилизаторов.

Несколько особняком стоит боязнь громкого звука. Вполне возможна наследственная чувствительность к громким звукам; в этой ситуации коррекция просто невозможна. Но гораздо чаще встречается иная причина «звукобоязни». Для любого нормального животного настороженность в ответ на резкий звук естественна, поскольку это всегда новая информация и в значительном объеме. В норме – при повторении индифферентного раздражителя, даже и большой интенсивности, развивается привыкание, и собака перестает на него реагировать.

Однако очень часто громкий звук в восприятии собаки связывается еще и с обилием другой новой информации либо неприятным местом. Именно так зачастую формируется страх перед выстрелами на учебно-дрессировочной площадке либо боязнь салюта. Собаку пугает не звук сам по себе – она не в состоянии быстро решить, опасен этот сигнал или нет. Но поведение окружающих перегружает собаку информацией настолько, что она однозначно относит выстрел к очень опасным сигналам. Далее идет все та же генерализация: выстрел, выхлоп, удар по металлу, – словом, любой резкий звук начинает пугать собаку.

Подобную боязнь можно создать искусственно, что показывает следующий случай. Во время съемок фильма сука с весьма сильной нервной системой участвовала в эпизоде, когда толпа людей разбегалась под грохот стрельбы. Первые семь дублей собака перенесла спокойно, но, когда ее в восьмой раз вынудили улечься в куче совершенно незнакомых ей людей и со всех сторон начали стрелять, она не выдержала. С тех пор собаку приходилось запирать во время салюта, если же она оказывалась на улице, то кидалась бежать, не разбирая дороги, разрывая своим телом сетку-рабицу и вышибая доски заборов. Ничего иного эта собака не боялась.

Итак, как же корректировать трусость? Прежде всего, собака должна приобрести уверенность в собственных силах. Если она боится чужих собак, то должна научиться «договариваться» с ними, будь то умение вовремя принять позу подчинения или подраться. Следует так подбирать для нее прогулочную стаю, чтобы она получила опыт приятных социальных контактов. Общаясь с дружелюбными собаками, животное овладевает языком демонстраций и в дальнейшем может легко знакомиться сама. Она убеждается, что с другими собаками интересно, а вовсе не страшно. Рано или поздно ей удается выиграть конфликт – неважно, физический или психический, и она убеждается в своих силах.

Если собака боится чужих людей, ей следует показывать много разных людей в различных ситуациях, с тем чтобы она убедилась: в большинстве случаев людям нет до нее никакого дела. Полезно для большинства пород, кроме декоративных, спасателей, ездовых и охотников, показать, что бывают ситуации, когда человек враждебен к собаке, и научить ее побеждать. Не надо только путать умение оценить степень опасности и верно на нее отреагировать с пресловутым «дразнением и растравливанием». В последнем случае можно скорее укрепить трусость либо создать патологически злобную собаку.

Необходимо максимально обогатить среду, в которой собака обитает: будь то игрушки и общение дома или разные маршруты и занятия на прогулках. Чем больше информации получает растущая собака, тем проще ей разобраться в новой. Мы ведь говорили, что доминант чаще не самый сильный, а самый опытный, который столько повидал, что его не то что испугать, смутить на долю секунды ничем новым не удастся.

Знакомя собаку с чем-либо новым, надо делать так, чтобы это было для нее приятно, интересно. Давая собаке набрать опыт, одновременно решаем три задачи: тренируем нервную систему, приучаем к тому, что новизна, скорее всего, приятна, нарабатываем готовые решения для максимально широкого круга ситуаций. Последнее очень важно – как бы ни была сложна ситуация, для животного легко применить уже известное решение.

Наиболее сложно скорректировать уже развившуюся боязнь громких звуков. Здесь уместно использовать следующие приемы: перед выстрелом отвлечь собаку чем-то для нее очень интересным, переключить внимание, например, очень голодной собаке предложить еду. Последним способом готовили собак–подрывников танков: их кормили только под звук работающего двигателя танка, этот грохот перестал пугать, он стал сигналом к кормлению.

КОРРЕКЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ

Формирование желательного поведения при воспитании

В воспитание неминуемо входит определенная коррекция поведения, но следует ее отличать от коррекции уже сложившегося нетерпимого поведения.

Пока собака растет, хозяин корректирует ее поведение, не меняя что-либо радикально, а подстраивая те или иные поведенческие комплексы к своим привычкам. При повседневном общении хозяин приветствует и поощряет правильное поведение собаки и мешает проявлению неприемлемых для него форм. Здесь важно быть последовательным, не забывать о необходимом отрицательном подкреплении, не прибегать к наказаниям.

Разумно создавать окружение, ситуации, в которых собака просто не может поступить неправильно.

Если владелец не хочет, допустим, чтобы она входила на кухню во время обеда, лучше закрыть дверь, чем то и дело выпроваживать «гостью».

В подобном случае достигается еще один эффект: боль, неприятность не связаны с хозяином – просто таков мир. Не хозяин шлепает щенка газетой, выгоняя из запретной для него комнаты, его дверь не пускает.

Именно этим при разумном и умелом применении хороши радиоуправляемые электрошоковые ошейники: не хозяин швыряет в собаку камень, когда она лакомится на помойке, а нечто бьет ее по шее, стоит ей поднять с земли тухлятину!

Масса нареканий на отработку навыка прекращения нежелательных действий по команде «Фу» была вызвана именно тем, что собака очень быстро связывала отрицательное подкрепление своих действий с физическими возможностями хозяина. В результате одни собаки обучались вычислять с точностью до метра дистанцию прицельного броска камнем или выстрела из рогатки, другие вообще переставали подходить к хозяину, раз уж их спустили с поводка, стараясь держаться от него подальше.

Изменение сформированного нежелательного поведения

Прежде всего, совершенно неэффективно бороться с нежелательным поведением путем наказаний и запретов. Наказание не работает как раз в силу того, что оно является наказанием: поведение уже сформировано и имеет положительное подкрепление, пусть и нерегулярное. Как раз нерегулярность подкрепления может поддерживать готовность к произведению конкретного поведенческого акта на высоком уровне.

Кроме того, при сформированной мотивации попытка сделать неприятным для выполнения один рефлекторный поведенческий акт легко повлечет за собой выработку нового, сходного. Вообще угашать условный рефлекс – занятие довольно неблагодарное. Оно требует большого времени, а результат оказывается мало предсказуемым: даже угашенный рефлекс легко может восстановиться через некоторое время при действии специфического для него стимула.

Приходится действовать иначе. Прежде всего необходимо проанализировать, в чем корни нежелательного поведения. Здесь возможны два основных варианта.

Собака не воспринимает хозяина как доминанта – здесь обучением ничего сделать нельзя. Никто не может внушить собаке, что данный человек обладает неоспоримым авторитетом. Хозяину придется либо полностью пересмотреть собственное поведение и собаку перевоспитать, либо, и это более частый и простой путь, отдать собаку в другие руки. Попав в новую стаю, собаке придется усвоить новые привычки, новый стиль взаимоотношений и т.п.

К счастью, чаще встречается более простой вариант – собака приобрела вредные привычки, т.е. у нее сформировались нежелательные для ее владельца рефлекторные поведенческие акты. Тогда алгоритм действий дрессировщика должен быть следующим.

Проанализировав поведение, вычленяем мотивацию, которая удовлетворяет данный рефлекторный поведенческий акт. Теперь возможно либо сформировать новый рефлекторный поведенческий акт, лучше удовлетворяющий данной мотивации, либо активировать другую мотивацию.

Примером первого подхода служит отучение собаки громить квартиру в отсутствие хозяев. В рассматриваемом случае нежелательное поведение, скорее всего, вызвано информационной депривацией. Достаточно обогатить круг общения животного, позволив ему больше играть с собаками и гулять по разнообразным маршрутам, чтобы нежелательное поведение стало значительно менее выраженным. Полезно бывает позволить собаке дома играть предметами, которые можно грызть.

Можно использовать условный раздражитель, вызывающий нежелательный рефлекторный поведенческий акт, для формирования другого, приемлемого. Наиболее яркий пример подобного переключения – это преодоление выработанного страха перед выстрелом. В данном случае выстрел становится условным раздражителем для рефлекторного поведенческого акта совершенно иного рода: получения пищи – собаку кормят во время и после выстрела.

Мы еще раз подчеркиваем, что в нашу задачу не входит выдача готовых рекомендаций и рецептов на все случаи жизни. К сожалению, сейчас появилось значительное количество чисто методических рекомендаций, авторы которых делятся приемами исправления тех или иных отклонений поведения собак. Общая беда этих книг в том, что самый частный случай подобного рода уже содержит некое обобщение, тогда как на практике одинаково выглядящие отклонения могут иметь совершенно разную природу.

Более того, мы предостерегаем владельцев собак от обращения к дрессировщикам, которые берутся разрешить любую проблему, толком не посмотрев на собаку и не поговорив с хозяином. Подобная коррекция поведения суть профанация, каким бы опытным ни был дрессировщик.

Источник

Как понять поведение собаки: интересные факты + таблица


Поведение собаки зависит не только от врожденных особенностей, но и от воспитания. Агрессию, трусость и другие нежелательные черты характера можно избежать при достижении взаимопонимания. Свои эмоции четвероногие питомцы выражают вербально и невербально. Зная основные сигналы общения, вы легко сможете расшифровать и скорректировать повадки своего любимца.

Содержание

Как формируется характер собаки

Поведение собаки закладывается с рождения. Несмотря на это, со временем оно претерпевает некоторые изменения в результате воздействия внешних факторов.

В зависимости от врожденных особенностей

Врожденные особенности зависят от породы. Они закрепляются в ходе селекции и передаются будущим поколениям по наследству. Большей части терьеров характерна гиперактивность и легкая возбудимость, а мопсам и английским бульдогам – лень и спокойствие. Золотистые ретриверы и лабрадоры – добрейшие в мире создания, не годящиеся для охраны дома, а кавказские овчарки и ротвейлеры – их полные противоположности.

Не менее важный аспект – темперамент. От него зависит форма обучения животного, так как каждый тип нуждается в определенном подходе:

Меланхолики. Самый замкнутый и трусливый тип, требующий много сил и терпения.

Флегматики. Схватывают на лету, но с большим трудом переключаются на новые команды.

Холерики. Быстро воспринимают новую информацию, переданную в игровой форме, но постоянно отвлекаются на любые раздражители.

Сангвиники. Идеальные ученики, обожающие дрессировку. Их просто мотивировать и практически невозможно отвлечь от занятий.

При выборе четвероногого друга очень важно оценить поведение щенка. Доминантные особи постоянно выступают инициатором игр и подгоняют менее расторопных малышей в нужном направлении. Если у вас мало опыта в воспитании четвероногих питомцев – отдайте предпочтение более скромному щенку, спокойно сидящему в уголке.

В зависимости от воспитания

Агрессия и другие нежелательные черты характера проявляются из-за отсутствия социализации и дрессировки. Самые распространенные проблемы начинающих собаководов – избыточная вседозволенность, отсутствие наказаний или, наоборот, чрезмерная жестокость.

Любой питомец вне зависимости от своего размера должен знать базовые команды и правила поведения в обществе. При продолжительном отсутствии результата следует обратиться к кинологу. Прохождение курса дрессировки под руководством опытного тренера поможет привить дисциплину и снизит возможную опасность пса для окружающих.

Взаимопонимание хозяина и питомца

Не только хозяин может научиться понимать поведение своей собаки. Домашние питомцы, живущие бок о бок с людьми, сами довольно быстро запоминают отдельные фразы и различные интонации.

Как видит и понимает человека пес

При общении с четвероногим рекомендуется использовать 3 интонации:

угрожающая, применяемая при наказании;

приказная, произносимая строгим и четким голосом во время дрессировки;

ласковая, необходимая для поощрения желаемых действий.

Пес учится общаться с человеком, соотнося интонации с последующими событиями. Он запоминает его привычки, отдельные фразы и жесты. Скорость обучения зависит от возможной выгоды. Из-за этого слова «Кушать» и «Гулять» запоминаются гораздо быстрей, чем грозное «Фу», предполагающее срочное выплевывание аппетитного кусочка еды из мусорки.

Как человек может понять животное

При воспитании четвероногого питомца очень важно учитывать его чувства. Поведение собаки можно понять по 2 видам сигналов:

акустическим (лай, вой, рычание, скуление);

визуальным (различные знаки, подаваемые при помощи языка тела).

Первую группу сигналов относят к вербальной коммуникации, а вторую – к невербальной. В зависимости от их сочетания, можно определить чувства, испытываемые животным.

Расшифровка основных повадок собаки

С основными повадками собак и их расшифровкой можно ознакомиться на примере расположенных ниже таблиц. В первой из них разобраны звуки, а во второй – жесты.

Акустические (звуковые) сигналы

одиночество, попытка связаться с другими животными или хозяином;

Источник

Психология и поведение собак

Интеллектуальный коэффициент собаки превышает коэффициенты многих других животных, среди которых кошки, попугаи и лошади, она владеет прекрасными ассоциативными способностями и легко обучается. Благодаря своим социальным привычкам собака способна интерпретировать некоторое количество сигналов, издаваемых другими особями, как собаками, так и людьми. Эти характеристики позволяют ей по-настоящему общаться с человеком и становиться его другом. Хотя собака не говорит, она сообщает информацию с помощью голоса, поз, движений и запахов, и фундаментальное значение имеет то, что человек научается понимать эти знаки и «отвечать» на них соответствующим образом. Даже будучи очень умной и способной на настоящие эмоциональные отношения, собака не должна быть чересчур «гуманизирована», и ее поведение должно интерпретироваться как поведение животного, а не человека.

Например, «давание лапы», часто производимое спонтанно, не имеет у собаки, как у человека, значения приветствия, но является актом кроткого подчинения и умиротворения, который она использует в отношениях с другими собаками, кладя лапу на шею или на спину. Понятно, что использует она этот жест, когда чувствует непосредственный импульс, поэтому важно, чтобы человек, к которому жест обращен, знал его значение; неправильно заставлять собаку «давать лапу» Незнакомым людям, к которым она, естественно, не испытывает ни чувства кроткого подчинения, ни умиротворения.

Собака широко использует обонятельные сигналы, употребляя запахи для передачи сообщений: например, для того чтобы указать границы своей территории, она метит их следами мочи или трет землю лапами, чтобы оставить выделения потовых желез, расположенных на подушечках. Кроме того, она имеет обыкновение валяться в веществах с резким запахом, таких, как навоз, чтобы выделить, согласно ее суждению, запах собственного тела. Очень развита также передача зрительных сообщений, осуществляемая через широкий репертуар поз, мимической экспрессии и движений хвоста, таким образом собака передает информацию, которую другие собаки, иные животные и человек могут интерпретировать. Кроме того, действуют голосовые сигналы: агрессивное ворчание, вой, поскуливание, завывание и лай. Ниже приведены некоторые принципиальные моменты поведения собаки, которые ее хозяин должен знать, чтобы установить «корректный» диалог со своим четвероногим другом.

В жизни собаки обоняние играет принципиальную роль, она обнюхивает окружающих в наиболее значимых с точки зрения запаха частях, как, например, в зоне гениталий, где находятся кожные железы, выделяющие пахучие вещества. Нюхая их, собака устанавливает (как мы, глядя на лицо) пол другой собаки, ее возраст, ситуацию со здоровьем и настроением. Кроме того, такое поведение — показатель иерархического положения. Самец, находящийся на высокой ступени, имеет право обнюхивать гениталии всех подчиненных ему самцов, самок и молодняка. Встреча двух собак протекает согласно единому, безвариантному церемониалу, состоящему из трех фаз:

  1. взаимное обнюхивание носов;
  2. контакт двух шерстных покровов, в особенности в области плеч;
  3. обнюхивание гениталий, которое завершает взаимное знакомство.

Каждая собака, как мальчик, так и девочка, внимательно следит за состоянием собственной зоны гениталий и чистит ее, облизывая с большой тщательностью. Это поведение, естественное и гигиеничное, имеет свои причины. Когда собака чует что-то не совсем обычное в анальной зоне, весьма вероятно, что она страдает расстройством пищеварения.

У собак различных пород хвост может иметь разную форму. Движения хвоста связаны с нюхом и специальными анальными железами, запах которых индивидуально различается у каждой собаки. Веселая собака виляет хвостом, чтобы дать почувствовать свой запах, а испуганная — закрывает анальное отверстие и гениталии, чтобы спрятаться. Надо заметить, что, когда собака быстро виляет низко опущенным хвостом, она — в хорошем настроении, а если движения хвоста медленные, он поднят высоко и напряжен, собака показывает свое иерархическое превосходство, и это может служить прелюдией к ее агрессивному поведению. Некоторые таксы в моменты эйфории виляют хвостом не только из стороны в сторону, но также винтообразным движением. Частота взмахов указывает на степень радости животного. Наблюдение за хвостом позволяет выделить целый ряд психических состояний и разнообразных настроений: например, хвост охотничьей собаки в момент работы — красноречивый показатель отношения к охотнику. Собачий хвост — непосредственное и всегда искреннее высказывание. Каждый владелец собаки должен научиться понимать значение движений хвоста своего четвероногого друга. У собак с купированным хвостом важно «читать» движения обрубка.

У собак очень развито любопытство, оно особенно проявляется по отношению к новым объектам. Именно любопытство позволяет животному, даже немолодому, обучаться с радостью. Во время обучения собаки любому специальному приему необходимо учитывать эту естественную радость. Уже спустя 15 дней после рождения щенок проявляет желание знать, что его окружает и как пахнут все вещи вокруг него. Прогулка нужна собаке не только из-за необходимости «размяться», но также и по причине большого любопытства и стремления узнать новые запахи. Вот почему многие собаки так любят кататься в автомобиле. У этого животного любопытство может быть определено как «исследовательская активность». Собаку интересуют и зрительные образы. Зрение — чувство, которое наиболее часто обманывает собаку. Однако следует знать, что очень внимательный взгляд — это результат воздействия других чувств (обоняния и слуха), обеспечивающих глаз верным направлением и помогающих преодолеть врожденную слабость зрения у собаки. Но не нужно смешивать зрительное любопытство собаки с выражением ее глаз, сильно различающимся у разных пород.

Моча является для собаки указателем территории. Животное долго ищет место, наиболее подходящее и целесообразное для своих отправлений, и часто его меняет. Кошка стремится зарыть фекалии, чтобы скрыть свой маршрут, в то время как волк кладет их даже на стволы деревьев, так как помечает ими свою территорию; собака в этом смысле больше волк, чем кошка.

Найдя место, она долго его обнюхивает, вертясь вокруг себя самой, определяя направление ветра, и в конце концов испражняется, после чего часто возвращается на это место, но не для того, чтобы уничтожить следы, а чтобы добавить к запаху фекалий запах собственных подошв. Дефекация — часть собачьего языка. Когда мальчик хочет просто помочиться, он не замедляет выход жидкости до тех пор, пока не освободится мочевой пузырь; напротив, короткое и частое мочеиспускание подразумевает указание другим собакам на границы своей территории. Если собака находится за пределами собственного участка (как часто случается с собаками в городе], мальчик оповещает о себе, орошая пахучие следы мочеиспускания своих предшественников. Поднятием лапы (которое является добровольным актом, при желании лапу можно не поднимать) собака указывает также на собственную энергию и силу. По пахучим следам другая собака может многое понять: пол, возраст, состояние здоровья и другие черты животного, оставившего метку.

Девочки и щенки не имеют потребности в подобной демонстрации силы, напротив, предпочитают не слишком показываться возможному сопернику. Поэтому они мочатся только в одном месте (девочка — 3-4 раза в день), предпочитая участки, где следы будут плохо видны и быстро исчезнут: землю, траву, листья и песок. Наблюдая за мальчиками различных размеров, которые «орошают» пограничные места (угол стены, столб, дерево и т. д.), мы заметим, что тот, кто поменьше, будет поднимать лапу как можно выше, чтобы попасть струей в отметину, оставленную предыдущей собакой средних размеров. Если позже в том же месте пройдет мальчик большого размера, мы увидим, что он будет стараться пустить струю пониже, руководствуясь теми же резонами.

Слабые или застенчивые мальчики, живущие в стае, не смеют поднять лапу при «орошении» окрестностей или делают это с большими затруднениями. Энергичный мальчик мочится с усиленной демонстративностью. Есть девочки, которые, подобно мальчикам, при малой нужде иногда поднимают одну заднюю или даже две передние лапы, принимая почти вертикальное положение. Щенок легко учится «делать дела» за пределами дома, так как еще не в состоянии оставлять «пограничные следы»; труднее взрослой собаке, которая в питомнике или в деревне всегда обозначала границы своей территории. Иногда взрослая собака может быть спровоцирована оставить свою метку, если к вам пришел друг со своей собакой. Еще хуже, если у посетителя собака-девочка в период течки. Собаки-девочки, и особенно щенки, часто мочатся в знак подчинения, когда хозяин к ним приближается, не надо их ругать за это, лучше вселить в них побольше уверенности в себе!

Отношение собак к кошкам обычно враждебное. Конфликт основывается на глубокой разнице, существующей между ними: собаки — общественные животные, а кошки — одиночные, у них совершенно разный язык.

Собака, которая видит бегущую кошку, преследует ее, движимая охотничьим инстинктом. Но если рядом с собакой в доме растет котенок, то он становится ее другом, то же самое происходит с кошкой и маленьким щенком. Чтобы животные жили в согласии, нужно избегать конкуренции между ними, когда они едят; не следует возбуждать их ревность (если у вас кошка на коленях, дайте собаке печенье); великолепная система воспитания, дающая прочные результаты, состоит в том, чтобы они играли вместе еще с младенческих лет.

Собака — животное общественное и, когда живет в стае, должна подчиняться законам иерархии, существующим среди волков и шакалов. В помете, в питомнике, среди собак, которые живут в деревнях или на городских окраинах, формируется некая социальная лестница, возглавляемая вожаком, обычно старшим самцом. Он имеет право обнюхивать гениталии других особей и право «высокой» струи. Если вожак по какой-то причине заворчит на своего «подчиненного», часто этот последний без всякой причины начинает ворчать на другого, более низкого по иерархии.

Жесты признания иерархического превосходства суть таковы: отказ от обнюхивания зоны гениталий лидера, отказ от «пускания струи» на струю вожака, виляние хвостом в ответ на рычание, поворот головы, приглашение к игре; жест, когда собака пятится назад, садится на задние лапы, останавливается, когда вожак удаляется, примирение с тем, что он принимает «позу случки»; лежание на земле и демонстрирование брюха или беззащитной части тела. Лишь с признанием иерархического превосходства кончается враждебность и начинается дружба. Сходное поведение в отношении человека означает, что собака признает его своим вожаком.

Собака любит играть в течение всей жизни: вот почему можно ее обучать, играя. Уже в возрасте 3-4 недель щенок начинает имитировать «борьбу» и «охоту», преследуя собственный хвост и беря в рот предметы. Игра учит щенка правилам жизни, а взрослому помогает свободно проявлять свои эмоции, часто слишком сдерживаемые человеком. Следует часто играть со щенком, которого обучаешь. Представьте себе, что ваши руки — собачьи морды, которые сжимают, опрокидывают, хватают его то слева, то справа. Играть с человеком, сотрудничать с ним — радость для щенка, который в этой борьбе, хоть и шутливой, обучается тому, что невозможно противостоять хозяину, и, следовательно, нужно его весело принимать в качестве вожака. И наоборот, щенок даже самой мирной породы, заметивший во время игры испуг хозяина, в зрелом возрасте станет тираном, так как каждая собака принимает на себя функции вожака, если имеется вакантное место. Щенок, который играет с хозяином, принимает без обиды резкое прекращение игры. То же происходит, когда он играет с родителями. Однако он недоумевает, если за игрой следует наказание, это порождает в щенке чувство неуверенности. Например, если щенок кусает чуть более энергично руку хозяина, можно прекратить игру, но не следует его бить или наказывать, ведь малыш еще не знает, что человек не обладает такой же шерстью, что и собаки. Можно сказать ему дружелюбно «Нет!» без крика и грубого окрика. Таким образом, он быстро научится смирять свою естественную агрессивность и, обучившись, станет в зрелом возрасте настоящим помощником человека.Совместная «охота» — одна из любимых игр щенков и взрослых: один из группы берет на себя роль дичи и убегает от преследования, в то время как другой, оставаясь неподвижным, следит за товарищем, а затем преследует и хватает его. Игра – лучшая форма обучения. В стае родители и взрослые обучают щенка, как себя вести, играя с ним, поощряя и корректируя, заставляя изменять неправильное поведение.

Несмотря на то, что собака учится, глядя на поведение окружающих, она не является подражателем и пользуется в основном накопленным ею опытом, повторяя то, о чем прошлый опыт говорит как о положительном и приятном, и отказываясь от повторения отрицательных и неприятных результатов. Поэтому ее легко обучать. Однако ее подражательные способности должны основываться на глубинных импульсах. Например, если собака видит, что какая-то другая особь открывает засов двери, она ей не подражает, но молодая собака тотчас начинает подражать работе хорошего пастуха. Охота и сопровождение стада соответствует у многих пород врожденным инстинктам.

С момента рождения щенка облизывает мать. Облизывание — метод поддержания чистоты. Собаки ласково лижутся друг с другом, чистят себя, облизывая потные или больные места. Лизание — жест дружелюбия. Касание тоже является проявлением ласки. Чтобы приласкаться к матери, щенок тычется носом в угол ее рта и лижет ее. Когда собака демонстрирует такое поведение по отношению к своему хозяину, это значит, что она просит ласки. Ответить на этот жест раздражением — значит дать собаке почувствовать себя растерянной, такая реакция хозяина покажется ей непонятной. Если вы не знаете языка вашей собаки, это уменьшает ее способность к обучению. В период выращивания щенков собака (так же, как самки волков, шакалов и многих птиц) отрыгивает частично переваренную пищу, давая ее щенкам (и за это ее не следует ругать). Чтобы получить эту пищу, малыши тычутся мордами в уголки материнского рта. Если вы погладите 2-3-недельного щенка в уголках рта, он громко зевнет. Если ваша собака, возможно, после того как вы ее поругали, прикасается к вам мордой, желая коснуться своим носом угла вашего рта и лизнуть нос, это значит, что она желает восстановить приятельские отношения и признает вас своим вожаком. Когда хозяин возвращается домой, собака прыгает на него, чтобы поприветствовать на свой лад, дотронувшись мордой до углов рта. Она прекращает это, если хозяин нагибается, так как для нее больше нет необходимости прыгать. Если вы закрываете рот рукой, подобные излияния нежности прекратятся. Собака вас приветствует согласно собственному импульсу и церемониалу. Если при этом она будет наказана или вы с ней плохо обойдетесь, она будет считать вас непонятным человеком, с которым тяжело сотрудничать. Собаке необходимо знать, что вы понимаете ее язык. Каждый раз, когда она слегка ударяет вас снизу вверх своим носом, она хочет выразить свое желание: возможно, это просьба о ласке, животное приподнимает мордой руку хозяина, подталкивая ее к своей голове. Это знаки любви, преданности, желания сотрудничать. Необходимо всегда отвечать на эту ласку по-доброму. Часто собаки одной группы делают вид, что они друг друга кусают. Иногда собака тянет зубами руку хозяина, приглашая на обычную прогулку.

Первый знак угрозы — поднятый хвост, который стоит прямо, как древко знамени. В это время конечности делаются упругими и мелко дрожат, что выглядит весьма неуклюже. Собака, которая угрожает, хочет казаться шире и выше, чем она есть: поднимает тело, топорщит шерсть на затылке и на спине. Если угроза обращена к другой собаке, глаза делаются неподвижными, а взгляд — пронизывающим. Два противника неподвижны и кажутся сражающимися на расстоянии. Часто один из них на некотором этапе начинает вести себя как маленький, он не выдерживает и отказывается от борьбы, вертит головой в разные стороны, падает на землю или пятится назад, либо удаляется, держа хвост между ногами. Если психической подготовки оказывается недостаточно для того, чтобы установить свое превосходство, угрожающий вид становится более явным: уши заворачиваются назад нос раздувается, из горла вырывается угрожающее рычание, зубы обнажаются. Иногда один из спорящих царапает землю передними лапами, возможно, чтобы распространить запах пота. Хвосты противников прикрывают гениталии. Собаки приближаются друг к другу, касаются шерстью, и этот контакт усиливает раздражение. Вот они уже стоят плечом к плечу, и угроза переходит в нападение. Иногда, особенно если их тянут за ошейник хозяева, собаки дерутся, поднимая передние ноги и пытаясь достать ими горло соперника или ухватить его лапами за затылок, чтобы свалить на землю. Как правило, борьба самцов длится недолго, обычно обходится без крови, укусы смягчаются шерстью. Собаки убивают друг друга крайне редко и случайно: жертвой может стать маленькая испуганная собачка, а убийцей — большая и сильная. При поединке мальчиков одинакового размера один из двух часто признает превосходство другого и жестом просит о пощаде, наиболее красноречивый жест капитуляции — падение на землю и демонстрация брюха (наиболее незащищенной части тела). Это один из наиболее обычных жестов щенков. Если собака проделывает это перед хозяином, который на нее кричит, ей нужно, чтобы он немедленно проявил свою благосклонность к ней. Собака говорит: «я сдаюсь», а в обществе собак победитель всегда принимает капитуляцию, тотчас отказываясь от агрессивности. Точно так же должен поступить и человек, чтобы собака видела, что ее язык понят, и смогла бы сохранить психическое равновесие. Чтобы разнять двух собак, начавших «разборку», хозяева должны энергично тянуть их за передние лапы. Обычно два бойца не скрывают своей радости, будучи «оторваны» один от другого.

Необходимо, однако, внимательно следить, чтобы обе собаки оказались под контролем одновременно. Иначе пока одну тянут в сторону, другая может ее искусать с удвоенной силой. Нужно помнить, что собака, которую тянет хозяин и в то же время кусает противник, может потерять доверие к своему хозяину, и восстановить его будет непросто.

Что касается девочек, то баталии между ними более редки, но неожиданны — без преамбул и жестоки. Девочка не отстаивает, как мальчик, территорию или какую-либо иерархию, а защищает щенков (даже если их не имеет), из-за которых может претерпеть укусы соперницы. Однако многие девочки мирно живут бок о бок всю свою жизнь и даже растят своих и чужих щенков вместе. Между мальчиками и девочками, как правило, нет столкновений; самое большее — мальчик в раздражении может толкнуть девочку, подмять ее под себя, но глубоко не кусает; есть девочки, которые оставляют следы на «мужской шкуре».

Случка между девочкой и мальчиком проходит в те немногие дни и часы, когда девочка того пожелает. Иногда один щенок вскакивает на спину другого, этот жест считается игрой, косвенным образом связанной с половой сферой. Часто у собаки половые органы находятся под влиянием эмоций. Можно заметить эрекцию у собаки, когда хозяин возвращается после отсутствия, это просто проявление радости, не связанное с сексуальностью.

Между двумя мальчиками, которые играют, часто наблюдается жест, имитирующий совокупление, однако без эрекции; этот случай является попыткой установить собственное превосходство над приятелем, который часто не соглашается, рычит и сам в свою очередь принимает «мужскую» позицию. Другие мальчики, напротив, не восстают, соглашаются с таким неполноценным положением на иерархической лестнице.

Собаки, очень агрессивные во время защиты своей территории, не сражаются за девочку в период течки, когда происходит случка: они ухаживают за нею целой ватагой и становятся в очередь, оставляя за самочкой право выбора. Иногда девочка притворяется, что убегает, делает несколько шагов и садится с высоко поднятым хвостом. Некоторые девочки принимают последовательно нескольких мальчиков, но, едва почувствовав себя оплодотворенными, отгоняют их, начиная кусаться. В итоге мальчики чуют, что «каприз» кончился, и уходят. Один из «кокетливых» жестов, применяемых самками, — неподвижное стояние с высоко поднятым хвостом, в качестве последнего призыва девочка забирается на мальчика, чтобы побудить его к решительным действиям.

С помощью взгляда собака может выразить многое. Если она смотрит на вас искренне и прямо в глаза, значит, имеет с вами доверительные и надежные отношения. Если не смотрит никогда в глаза, значит, хочет сказать, что вам не удалось понять ее языка и установить с нею отношения сотрудничества. Если продолжает перебегать взглядом с одного места на другое, это означает, что боится и не любит вас. Если незнакомая собака встречает вас угрожающим взглядом, она хочет сказать, что готова укусить при малейшем вашем движении: поэтому лучше не двигайтесь.

Собака выказывает антипатию по отношению к одним людям и симпатию по отношению к другим. Симпатии и антипатии животных изучены швейцарским зоологом X. Хедигером. К одним собака ласкается, а к другим нет, она лает на некоторых прохожих, в то время как других встречает, виляя хвостом. Некоторые знаменитые исторические личности доверяли только тем, кто был симпатичен их собакам. В основном общительность собаки зависит от ее первых контактов с человеком между 20-м и 50-м днями жизни. За этот период происходит явление, называемое словом импринтинг. Если в это время люди не уделяли ей достаточного внимания, собака навсегда останется малообщительной. Это экспериментально проверялось у собак разных пород: если между 20-м и 50-м днем жизни собаки не имели многочисленных контактов с различными мужчинами и женщинами, если все это время жили с родителями и другими себе подобными, без знакомства с людьми, они оставались на всю жизнь закрытыми по отношению к людям, скрытными и тяжелообучаемыми. Если с рождения собаки знали ласку человека и человеческие запахи, все происходило прямо противоположным образом. При выборе собаки, а также во время ее воспитания и обучения необходимо иметь в виду импринтинг. Во время наиболее «гибкого» периода щенок должен прийти к пониманию того, что человек — товарищ, с которым можно играть и сотрудничать. Однако нет необходимости тотально ограждать щенка от других собак (братьев, родителей), с которыми он развлекается; иначе собака станет раздражительной и ворчливой по отношению к животным; родственники могут оказывать подрастающему щенку различные услуги, так он научится общаться и с другими собаками и сотрудничать с ними. Естественная общительность собак наблюдается в селах, где они часто формируют группы, курсирующие внутри какой-либо зоны. Но и городские собаки часто бегают по улицам, возвращаются домой только ночью для еды и сна. В Соединенных Штатах B.C. Стенли и его сотрудники продемонстрировали, что молодые собаки настолько привыкли к жизни с людьми, что радуются уже самому присутствию человека рядом с ними, даже если он остается пассивным и молчаливым. Щенок, лишенный общества человека, грустит. Для собаки вообще и для молодой в особенности отсутствие человека ощущается как нехватка психической подпитки.

Во время сна взрослая собака не желает находиться рядом с другими: предпочитает изоляцию. Щенок же, наоборот, имеет потребность (в отсутствие матери и братьев) спать под чем-то шерстистым, мягким и теплым: в противном случае жалуется без конца. Чтобы заснуть, собака «сворачивается», таким образом она защищает наиболее чувствительные части тела: грудную клетку, живот, гениталии. Есть, однако, собаки, которые предпочитают спать в позе лягушки (определяемой также как «полулежачая»), например некоторые спаниели, бульдоги, пекинесы. Это обычная поза новорожденного щенка: задние лапы протянуты назад живот упирается в землю, голова лежит на передних лапах. Во сне собака видит сны: уже щенок сучит лапами и шевелит ушами, взрослый во сне проявляет беспокойство, подвывает, рычит. Если в этот момент его неожиданно разбудить, у него будут очумелые глаза и ему будет тяжело прогнать сонное состояние, точно так же, как это случается с человеком. Возможно, собаке снятся запахи, так же как нам снятся зрительные образы. Во сне собаки производят особые звуки, ничего подобного во время бодрствования не слышно. Перед тем как свернуться и заснуть на своей подстилке, собака несколько раз поворачивается из стороны в сторону. Долгое время этот жест считался инстинктивным воспоминанием о предках, которые выравнивали кусты и траву и таким образом готовили себе более удобную лежанку. Конинг, однако, заметил, что чем больше собака двигалась, тем больше она поворачивается на подстилке, прежде чем заснуть. Трумлер объяснял, что этот жест имеет целью найти наиболее удобное положение для спинного хребта: если она устала и плохо себя чувствует из-за долгого хождения, ей приходится долго искать необходимую позицию. Во время сна собака имеет обыкновение поворачивать голову к двери конуры или комнаты.

Собака имеет ясное чувство времени, то есть чувство ритма. Если ее кормить в установленный час, она будет беспокоиться при его приближении. Бавар выводит стадо на пастбище и пригоняет его назад всегда пунктуально. Точно так же собачка привыкает отправляться в школу, чтобы встретить там мальчика. Таким же образом привыкает щенок, который живет в питомнике и которого регулярно берут на обучение. По мнению некоторых кинологов, собака обладает даже чувством еженедельного ритма.

Как и многие животные (пернатые, кошачьи, грызуны), собака имеет чувство территории. Поэтому-то она является сторожем квартиры, охраняет имущество. Она стремится не допускать чужаков на свою территорию, стоять в центре, оповещая о границах с помощью собственного запаха. Собака лает, чтобы указать собственное территориальное превосходство подобно тому, как птица поет, а лев рыкает. Территория может принадлежать одной собаке, паре или стае. Оказавшись на чужом участке, собака показывает себя уважительным наблюдателем, избегающим столкновений с хозяином: если этот последний приходит, чужая собака на него не глядит, притворяясь, что занята другими вещами, и удаляется весьма уважительно.

Территория часто окружена каким-то жизненным пространством, зоной, которую собака посещает, но не охраняет. Для собаки, которая живет в деревне, это может быть зона отходов, место прогулок с хозяином, для городской собаки это парк или луг на окраине. Жизненное пространство может также быть местом обычной охоты. На этом пространстве собака оставляет свои «дорожные знаки», которые не являются знаками владения территорией, но служат для обозначения обычных дорожных маршрутов. Поэтому, прогуливаясь, мальчик ходит по малой нужде почти всегда под те же самые деревья, фонари, углы стены. Девочка же не отмечает таким образом границу территории и не оставляет дорожных указателей, исключение составляет период течки, когда «струя» служит ей для оповещения окрестных мальчиков о своем положении. Заметим, что и мальчики намного меньше метят свою территорию, когда холодно или идет снег. Постоянная агрессивность собаки, посаженной на короткую цепь, связана с сокращением до минимума ее собственной территории. Даже со временем собака не примиряется с цепью, так как невозможно подчинить человеку природный инстинкт.

Собака производит различные звуки, и они имеют различное значение; все собачье окружение их понимает, часто в отличие от непонимающего хозяина. Вот принципиальные звуки:

  • Лай. Голос соответствует породе, к которой принадлежит собака, но есть и индивидуальные особенности. Ухо способно различать, лает сеттер или боксер, мальчик или девочка. Энергичный тон — почти всегда врожденный. Каждый хозяин различает в лае собственной собаки десяток значений: предупреждение о появлении незнакомых людей, присутствие чужой собаки, приветствие вернувшимся членам семьи, игра с детьми или с другом, столкновение с проходящими собаками, страх перед опасностью, просьба воды (лай-нытье, очень своеобразный), требование еды, призыв к игре и проч. Существуют собаки лающие — такие, как терьеры, молчаливые — борзые, немые — басеньи, воющие — такие, как ищейки, «предупреждающие» — «волчата» и пудели.
  • Вой. Это всегда просьба о помощи со стороны, как щенка, так и взрослой собаки.
  • Рычание. Есть рычание шуточное (короткое, веселое, явное) и угрожающее (продолжительное, враждебное, мрачное, возникающее между горлом и зубами). Иногда оно сопровождается оскаливанием зубов.
  • «Кайн-кайн-кайн». Этот звук вызван болью; кроме того, он выражает протест и просьбу о помощи.
  • Сильный лай. Это лай длительный, тон его — враждебный. Так часто лают собаки, ночью оставленные одни во дворе.
  • Скуление, нытье. Это тихий продолжительный стон. Он указывает на плохое самочувствие и недовольство, нетерпение, вызвано желанием встретить сочувствие или что-то выпросить. Иногда он означает следующее: «Откройте мне дверь» или «Пойдемте отсюда, я устала находиться в этом месте, вернемся домой».
  • Завыванье. Высокий и жалобный вой, как дневной, так и ночной; иногда это реакция на музыку. Он часто побуждает собак, находящихся поблизости, к хоровому вою, как у волков.
  • Сопение. Это своего рода предупреждающее чиханье, подавленный лай с закрытой мордой, первая реакция на приближение чужих людей или подозрительные шумы. Сопя, собака всегда поворачивает голову по направлению к «страшному» предмету, как бы указывая на него.

Источник



Детальная расшифровка выставочных описаний собаки

Саша Сахар

Предисловие

Статья рассчитана в основном не на новичков (хотя и им будет полезна), а на заводчиков, направлена на то, что же эксперты хотят до вас донести и почему это так важно. Статья разработана в связи с большими просьбами от экспертов, ведь они не просто стоят и «поливают» ваших собак в письменном виде. Они дают вам рекомендации. О чем рекомендации? Читайте до самого-самого конца.

Итак, пока вы работаете с собакой в ринге, всячески пытаетесь выглядеть идеально, эксперт все говорит, и говорит, и говорит что-то ассистенту, который в свою очередь все пишет, и пишет, и пишет, и пишет… По итогу, вместе с дипломом вам на руки выдают тонкий хиленький листик, который исписан каракулями, символами и иероглифами. Так что же это такое и зачем вам нужно?

Мы собрали самую полную расшифровку выставочных описаний.

Все описания ведутся относительно стандарта породы и приравниваются к нему. То есть, если вам пишут, что туловище длинное, это значит, что в стандарте оно должно быть короче.

Вначале классическое описание начинается с того, что эксперт говорит об окрасе, возрасте и половой принадлежности собаки. После этого идёт полное описание каждой части тела от головы до хвоста и заканчивается движением или хэндлингом. Не редко могут отметить общее строение и размер. Например: крупный крепкий кобель серого окраса, 18 месяцев. Или рыжая компактная сука, 2 года.

Далее описывается экстерьер собаки в целом. Мощный, сбалансированный, крепкий, эффектный, красивый, костистый, мышечный и т.д.

Породный — очень частое прилагательное, которое применимо к любому из пунктов ниже. Говорит о классике, стандарте. То есть то качество, к которому применяют это слово, относится к характерному для породы, правильному, приближенному к стандарту и идеалу.

После общих фраз переходим к конкретике, и тут начинается самое интересное.

Голова.

Заполненная / наполненная морда — означает, что у собаки достаточно мощные челюстные мышцы и достаточный костяк черепа, что обуславливает правильный силуэт и форму головы.

Достаточная пигментация — относится к тем породам собак, у которых из-за особенностей окраса могут быть белые пятна на мочке носа или на коже вокруг глаз. Если в вашем описании есть такая фраза, то у вас все в порядке.

Выразительная морда / взгляд / хорошая экспрессия. Как сказал один эксперт (прямо запало): «Вот идёшь ты по улице и видишь: в доме в окне собака сидит, вы пересекаетесь взглядами на секунду, и у тебя аж мурашки по коже, не то от страха, не от восхищения, это и значит «хорошее выражение морды».

Правильный/породный профиль — означает, что профиль головы соответствует стандарту породы. Чтобы увидеть его, нужно посмотреть на голову собаки сбоку на уровне ее (собаки) головы.

Широкие уши/низкие уши — говорит о большом расстоянии между ушами. Чаще всего это относится к недостаткам.

Мягкие уши — ушной хрящ недостаточно прочный, из-за чего в движении уши теряют породную форму и не держатся прямо, а «болтаются» (относится к породам собак со стоячими ушами).

Уши правильной формы — касательно пород, в стандарте которых четко прописана определенная форма ушей.

После этого обычно описывают прикус. Ваша собака должна быть готова к тому, что незнакомый человек полезет к ней в рот. Не должна проявлять агрессию или пятиться назад во время этой процедуры. Чаще всего эксперты сами любят осматривать зубы собакам, так как опытные хэндлеры умеют скрывать даже недостатки прикуса у собак.

Полнозубый — все зубы на месте, в количестве по стандарту породы.

Правильный прикус, или хороший прикус, или хорошие зубы — прикус в соответствии со стандартом породы. Если отмечается что-либо другое (перекус/недокус/клешни), то обычно в качестве недостатка, несоответствия стандарту породы.

Перекус — нижняя челюсть смещена вперед. Недокус — нижняя челюсть смещена назад и при смыкании зубов между верхними и нижними резцами есть расстояние. Ножницы — прочное смыкание верхних резцов над нижними. Клешни — верхние резцы упираются в нижние.

Клыки не в замке. Это очень плохо. Означает, что нижние клыки при смыкании челюсти уходят в десну или внутрь верхней челюсти из-за узкой нижнечелюстной кости. Грозит не просто плохой оценкой и не допуском к разведению, но и проблемами со здоровьем.

После описания головы эксперт переходит к описанию шеи и фронтальной (передней) части туловища собаки.

Длинноватая шея, длинная шея — это не очень хорошо, означает, что относительно других частей тела она излишне длинная и смотрится не гармонично.

Мощная, красивая, изящная, женственная и т.д. — это все положительные характеристики и плюсик в пользу вашей собаки.

Грудь

Узкая — недостаточно ширины и объема, проваленная — когда в области лопаток грудь провалена вниз и не образует прямой линии спины. Может быть также мощной, глубокой и правильной, что хорошо.

Передние конечности или постав передних конечностей

Связан со строением и грудной клетки, и собаки в целом. По тому, на какое расстояние ваша собака ставит передние лапы, можно определить гармоничность строения передней части в целом. Хороший постав — значит, что все в порядке. Узкий или широкий — говорит о проблемах или недостатках в анатомии собаки.

Также могут оцениваться сами лапы и пястные кости. Если у собаки при постановке в стойку пальцы расползаются в стороны, растопыриваются, то это говорит о слабых лапах. Следствие того, что собака мало гуляет, и связки и мышцы не формируются правильно, либо у собаки излишне длинные ногти, или собака все время находится на скользком покрытии.

Локти

Часто в описании можно встретить заметку «свободные локти». Опять-таки это не плюс.

Плечо

Прямое плечо, короткое плечо — говорит об очень плохом угле передних конечностей, что будет сказываться на движении собаки.

Углы передних конечностей

Идеальным считается угол передних конечностей, когда при поднятии из стойки передней лапы за запястье вверх к плечу расстояние будет одинаковым от локтя до плеча и от локтя до запястья. Правильность углов определяет движение собаки, способность выталкивать конечности и формировать свободные и размашистые движения. Слабые углы — это плохо. Относится к анатомическим недостаткам. Хорошие углы — все ок.

Фронт — эксперт может объединить всю переднюю часть собаки ниже головы одним этим словом. Фронт может быть мощным, сильным — это хорошо. Или слабыми и прямым, что плохо.

Топ Лайн, или линия спины. Должна быть ровной без прогибов или провалов. Также не должна выгибаться вверх. Очень часто собаки, которые плохо подготовлены к выставке, стрессуют и боятся в ринге, получают в описании выгнутую спину.

Туловище, корпус

Может быть мощным, крепким, если все хорошо. Либо может быть немного растянутым, длинным, что не очень хорошо. Излишне короткое туловище также плохо. Эксперт может отметить, что туловище растянутое или короткое в пояснице.

Круп, задняя часть

Даже если у вас немецкая овчарка, чересчур низкий круп тоже плохо. Во всем должна быть гармония и баланс. Обозначают обычно как низкий или высокий круп относительно стандарта. Если все хорошо, то можно встретить такие слова как правильный, хороший, нормальный.

Хвост

Положение хвоста чаще всего определяется строением крупа. И если есть недостатки в этой части, то и хвост будет анатомически расположен неверно. Может быть отмечено низкое или высокое положение хвоста.

Форма хвоста определяется уже строением самого хвоста. Очень актуально для тех пород, которые имеют особенности в анатомии или груминге согласно стандарту. Например, скрученные хвосты, или хвосты голден ретриверов, которые требуют правильного груминга к выставке.

Движение

В движении определяются все невидимые ранее недостатки или преимущества анатомии. Оцениваются углы задних конечностей.

Отдельно в описании можно встретить движение передних конечностей. Если написано, что движения свободные, размашистые, амплитудные, хороший выброс конечностей, то это плюс. Если говорится о близком, узком, коротком — это плохо. Хорошая анатомия собаки определяет ее красивые и легкие движения. Если же углы слабые, фронт и плечи прямые, то собака не может физически выбросить переднюю лапу далеко вперед. Создается ощущение, что собака бежит на «спичках», шажочки короткие и семенящие. То же самое и с задней частью.

Хэндлинг

Иногда эксперты отмечают хороший хэндлинг, что идёт плюсом человеку, который выставлял собаку, но никак не собаке. Не путайте.

Груминг

Оценивают подготовку собаки к рингу в целом выражением «собака в хорошей кондиции». Говорит о состоянии вашей собаки здесь и сейчас в ринге.

Темперамент

Описывает поведение собаки в ринге, реакция на судью, прикосновения чужого человека, виляет ли хвостом. Чаще оценивается как “отличный темперамент”. Если данной пометки нет, то это означает, что либо эксперт не обращает на это сильное внимание, либо ваша собака недостаточно темпераментна. Иногда излишняя нервозность также может отмечаться в описание. Но это уже на усмотрение эксперта.

Послесловие

Все эти замечания даются не просто так, для оправдания оценки или титула собаки. Грамотный заводчик при тщательном разборе описания может выявить недостатки, которые в дальнейшем можно исправлять селекцией. Описания не упрекают вас, они направляют вас! Если собака анатомически длинная, то в будущем нужно ее или его вязать с собаками с более компактным и коротким телом. Искать баланс, гармонию и становиться лучше.

Огромная ошибка заводчиков в том, что они слепы и не видят проблем своих питомников. А взгляд со стороны им кажется слишком критичным. Но если правильно относится к описаниям и брать их как дорожку к совершенствованию своих линий разведения, то в скором вы будете близки к идеалу.

Источник

Читайте также:  Какую функцию выполняют усы у собаки

О собаках © 2021
Внимание! Информация, опубликованная на сайте, носит исключительно ознакомительный характер и не является рекомендацией к применению.